Полиграф в прокуратуру

Содержание

«Прохождение полиграфа обязательно при приеме на службу в СКР»

Полиграф в прокуратуру

Руководитель главного управления криминалистики Следственного комитета России (СКР) генерал-лейтенант юстиции Зигмунд Ложис рассказал “Ъ” об уникальных экспертизах и исследованиях, которые проводят его специалисты, опровергнув известную поговорку о том, что криминалист — это уставший следователь.

— Летом этого года был принят закон о судебной экспертизе в СКР. Теперь вы можете проводить все исследования, или некоторые из них по-прежнему могут вызывать вопросы у прокуратуры?

— Закон о судебно-экспертной деятельности наделил Следственный комитет полномочиями по проведению всего спектра судебных экспертиз.

При этом следует отметить, что подобные исследования выполнялись нашими специалистами и раньше, а проблемы, о которых вы говорите, носили единичный характер и были связаны не с качеством производства экспертных исследований в СКР, а с отставанием профильного законодательства от жизненных реалий, когда наши эксперты оказались искусственно исключены из сообщества государственных экспертов.

Прокуратура, возвращая уголовные дела на доследование, никогда не указывала в качестве основной причины какие-либо претензии к экспертам. О них в (отказных.— “Ъ”) постановлениях лишь упоминалось среди других выявленных недостатков.

В истории криминалистики и уголовного процесса немало примеров подобного отставания законодательства от научно-технического прогресса.

Между тем практика доказала, что для успешного раскрытия преступлений, в том числе прошлых лет, своих экспертных подразделений комитету более чем достаточно.

Ведь они проводят 100% полиграфных экспертных исследований, 80% налоговых и бухгалтерских экспертиз, по 40% фоноскопических и компьютерных, а также порядка 20% экспертиз ДНК.

— Почему экспертизы ДНК у вас не проводятся в полном объеме?

— Это прежде всего связано с их затратностью.

К примеру, в ходе расследования уголовных дел о пожаре в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» был потрачен трех- или четырехмесячный резерв расходных материалов по таким экспертизам.

В деле о крушении самолета в Шереметьево расходы на проведение ДНК-исследований взял на себя Минздрав, а там потребовалось порядка 80 тыс. расходных материалов.

— О каких материалах идет речь?

— Пробирки, пробы и химические реактивы. Мы закупаем их, ориентируясь на среднестатистические потребности предыдущего года. На расходники уходит порядка 170 млн руб. ежегодно.

— Существует какая-то конкуренция между экспертами СКР, ФСБ и Межгосударственного авиакомитета, которые привлекаются к работе по одним и тем же уголовным делам?

— В главном управлении криминалистики есть авторитетные специалисты в области взрывотехники и авиационных происшествий.

С экспертами других ведомств они не конкурируют, поскольку их исследования только дополняют друг друга, позволяя установить полную картину происшедшего.

При расследовании авиакатастроф специалисты МАК, наделенные большими полномочиями и в большей степени являющиеся специалистами в данной области, устанавливают ее причину в целом, а мы разбираемся в ее деталях и сопутствующих ей событиях.

В мае этого года я вместе с сотрудниками управления выезжал на место аварийной посадки самолета SSJ 100 в Шереметьево, когда погиб 41 человек. Сотрудники МЧС должны были в кротчайшие сроки извлечь тела погибших из салона, а эксперты — провести необходимые исследования с тем, чтобы родственники быстрее получили возможность их похоронить.

— Причины смерти пассажиров установлены?

— Большинство людей погибло не от удара, а от огня и отравления продуктами горения. По предварительным данным, опасные вещества выделялись при горении не только топлива, но и обшивки салона, сделанной из пластика.

— Пострадавшие использовали кислородные маски?

— Все произошло очень быстро, большинство людей погибло в креслах, так и не успев отстегнуться, среагировать на происшедшее. Но это уже относится к компетенции следователя, ведущего уголовное дело, а не экспертов, поэтому давайте обойдемся без подробностей.

— На входе в управление обратил внимание на объявление о записи на исследование c применением полиграфа. Для чего они проводятся, если суды не принимают выводы детекторов лжи как доказательства?

— Исследования проводятся в оперативных и кадровых целях. Выезжая на место происшествия и обследуя с их согласия подозреваемых, полиграфологи дают следствию рекомендации, в каком направлении нужно двигаться дальше. Является ли испытуемый тем человеком, который мог совершить преступление, или нет, что он скрывает…

В свою очередь прохождение кадрового полиграфа обязательно при приеме на службу в Следственный комитет. Мы помогаем, например, установить, готов ли психологически кандидат к ненормированной работе, общению с потерпевшими и преступниками, наконец, к раненым и трупам.

У нас были случаи, когда люди подавали рапорты на увольнение после того, как видели тело погибшего ребенка.

— Много людей отсеивается?

— Порядка 15%. Отмечу, что я даже не вправе читать заключение полиграфолога, которое он приносит мне в запечатанном виде, в конверте. Решение по кандидату, опираясь на результаты проверки, принимает руководитель того следственного органа, который направил человека на исследование.

— В производстве СКР находятся дела, в которых единственными свидетелями преступления оказываются несовершеннолетние. Как вообще эксперты работают с ними?

— Расследования подобных преступлений находятся на особом контроле председателя Следственного комитета и руководства следственных органов.

К тому же по закону любые процессуальные и следственные действия с несовершеннолетними, чей возраст не достиг 16 лет, должны проводиться с участием педагогов или психологов.

Эта норма в законодательство была внесена в том числе и по инициативе СКР, чтобы обеспечить защиту прав юных участников судопроизводства.

Так вот, специалистами нашего главка, которые обеспечивают психологическое сопровождение следственных действий с участием несовершеннолетних, для этого были разработаны и внедрены специальные рекомендации. В результате в большинстве следственных подразделений созданы специальные помещения, фактически игровые комнаты, где с детьми, в комфортной для них обстановке, общаются следователи и психологи. Для нас главное не причинить ребенку повторную психологическую травму.

Отмечу также, что нами разработаны уникальные методики активизации памяти — специалисты-психологи главного управления криминалистики применяют их в работе со свидетелями и потерпевшими, помогая в расследовании преступлений прошлых лет.

— Как много экспертиз проводят сотрудники управления, и есть ли среди них те, которые позволили раскрыть громкие преступления?

— Экспертами СКР обеспечивается ежегодное производство около 30 тыс. экспертиз и исследований, результаты которых зачастую решают судьбу резонансных и сложных в раскрытии преступлений, совершенных в том числе в условиях неочевидности.

Так, например, в 2011 году в течение двух суток был проведен комплекс экспертных молекулярно-генетических исследований, включая впервые проведенное этно-географическое исследование гаплотипа преступника, что позволило в рекордные сроки установить личность террориста, совершившего самоподрыв в аэропорту Домодедово,— им оказался выходец из Ингушетии Магомед Евлоев. Такая же экспертиза проводилась по делу об убийстве Бориса Немцова. Если раньше это были эксклюзивные исследования, то сейчас геномные технологии идентификации личности и индивидуальных особенностей человека на основе изучения генофондов регионов применяется в комитете повсеместно.

Общей практикой стал поиск злоумышленников по «цифровым» следам, оставленным, например, в соцсетях и других интернет-ресурсах, восстановление удаленных файлов, в том числе фотографий и видеозаписей.

Например, благодаря обработке записи видеокамеры, сделанной недалеко от места убийства следователя МВД Евгении Шишкиной в Подмосковье, удалось установить такси, на котором приехал преступник. В результате следователи и оперативники получили возможность найти таксиста, а потом и установить, кого именно он подвозил. Громкое преступление было раскрыто.

— Если преступление совершено ночью, зачастую на записях камер видеонаблюдения ничего не разобрать.

— Преступления совершаются не только ночью, но и в затемненном помещении либо в помещении с переменным освещением, как, например, дискотека. В таких случаях, как правило, рассмотреть интересующие события или объекты на записях камер действительно не всегда удается. Но на каждое действие, как известно, есть противодействие.

В зависимости от того, какой тип искажения присутствует на изображении, будь то цифровая фотография или видеозапись, и в какой степени эти искажения проявляются, подбирается алгоритм преобразований, иногда очень сложный, способствующий повышению качества визуального восприятия как самого запечатленного динамического события, так и отдельных его элементов, объектов.

Преобразование гистограммы яркости, коррекция значений тональности в различных диапазонах, изменение уровней интенсивности свечения — лишь часть алгоритмов, которые позволяют увидеть то, что попало в тень.

А далее применяются различные алгоритмы устранения размытия, повышения детализации и четкости отображения.

Как результат, у нас либо отдельное изображение, либо видеопоток, на котором интересующие события и объекты запечатлены в таком виде, когда всё становится ясным и очевидным.

— Но ведь криминалиста могут обвинить в том, что он в ходе обработки мог исказить изображение таким образом, чтобы это было удобно следствию.

— Все процедуры, проведенные в ходе криминалистической обработки, и полученные результаты фиксируются и описываются в протоколе соответствующего следственного действия. Ведь результаты криминалистической обработки изображений — это доказательство в уголовном деле, иногда основное, если не единственное.

— Какова цена ошибки эксперта?

— Судебный эксперт, как любой человек, может допускать ошибки. Вместе с тем необходимо отметить, что успех проведения судебной экспертизы зависит не только от действий самого эксперта, но и от грамотно сформулированных вопросов, которые ставятся перед ним, и представленных образцов, необходимых для сравнительного исследования.

Ценой экспертной ошибки может быть сломанная судьба, а иногда и жизнь человека.

Одним из самых известных примеров экспертных ошибок являлись результаты судебно-медицинских (биологических) экспертиз вещественных доказательств по уголовному делу о серии убийств на сексуальной почве, совершенных Андреем Чикатило.

Маньяк длительное время оказывался вне подозрения, так как анализ крови, взятый у него и сомнений не вызывающий, недвусмысленно говорил: «другая группа».

Причем судебно-медицинские экспертизы по следам его преступлений проводились неоднократно, и не только в Ростове, но и в других городах, куда он выезжал на «кровавые гастроли», в том числе в Ташкенте и Краснодаре.

В этой работе принимали участие по меньшей мере семь различных экспертов, действовавших независимо друг от друга. И всякий раз анализ показывал: на вещественных доказательствах, изымавшихся с мест происшествий,— четвертая группа крови, а у Чикатило была второй группы. В дальнейшем выяснилось, что неправильные выводы эксперты дали из-за трудностей исследования биологического материала (спермы с мест убийств), загрязненного бактериями, иными биологическими объектами; в лесу и сходных местах такое всегда возможно.

— Говорят, что криминалист — это уставший следователь…

— Я тоже так считал, когда работал старшим следователем при председателе СКР. А когда возглавил главк, обнаружил, что у некоторых его сотрудников действительно нет блеска в глазах и желания работать. Пришлось убирать балласт, набрать и подготовить молодых специалистов, которые буквально горят на службе.

Подготовил Николай Сергеев

Родился 19 июля 1966 года.

Окончив в 1991 году Военный институт Минобороны СССР, проходил службу в органах военных прокуратур Черняховского и Балтийского гарнизонов, а также военной прокуратуры в/ч №30636 на должностях следователя, следователя-криминалиста и следователя—начальника передвижной криминалистической лаборатории. С 1998 года работал старшим следователем в прокуратуре в/ч №9327 в Москве, а с 1999 года — прокурором отдела по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики главного управления Генпрокуратуры на Северном Кавказе. В 2000 году переведен на должность следователя по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры, а с 7 сентября 2007 года — управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

В 2008–2009 годах расследовал уголовное дело по факту пиратского нападения в Балтийском море на судно Arctic Sea, в 2009–2010 годах — покушение на председателя Самарского областного суда Любовь Дроздову.

В 2011 году назначен старшим следователем по особо важным делам при председателе Следственного комитета России (СКР). В 2011–2012 годах возглавлял следственную группу по уголовному делу о теракте в аэропорту Домодедово.

Участвовал в расследовании уголовного в отношении дела экс-главы Коми Вячеслава Гайзера и других резонансных дел. В апреле 2018 года назначен начальником главного управления криминалистики СКР.

Награжден орденом Почета и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, ведомственными знаками отличия и медалями. Почетный сотрудник СКР.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4126813

Полиграф: что спрашивают при устройстве в органы? (10 основных вопросов)

Полиграф в прокуратуру
Здравия желаю, на связи Закон и Право: Блог Полицейского. В сегодняшней статье мы поговорим о таком техническом устройстве как “Полиграф” (детектор лжи).

Рассмотрим сам прибор, его принципы работы,процедуру прохождения, а также я поясню типовой перечень вопросов, которые задают с помощью него при поступлении в органы (на собственном примере), а также если человек попадает в какую-либо “историю”.

Читайте до конца, будет интересно!

Простым языком. Полиграф представляет собой устройство, считывающие и систематизирующее ряд параметров, которые исходят от вашего тела. К ним относятся:

  • сердечная активность;
  • двигательная активность;
  • потливость рук;
  • дыхание.

Существует ряд моделей, которые отличаются по своему функционалу. Эти параметры “считывает” полиграфист, который на основании них а также вашего поведения в целом устанавливает лжете-ли вы или нет. Сама машина этого сделать не сможет.

В России этой процедурой правоохранительные органы начали пользоваться с середины “нулевых” годов. Она обязательна при устройстве на работу “службу” в такие органы, как: МВД, ФСБ, ФСО, ФСИН, СК, Прокуратура. Стоит заметить, что в настоящее время некоторые крупные гражданские корпорации тоже начали внедрять детектор лжи при отборе кандидатов на работу.

Личный опыт. Когда, я устраивался в полицию, и прошел военно-врачебную комиссию, меня привели в помещение с обычной и уютной обстановкой, предупредили о том, что необходимо явиться, выспавшись, ничего не принимая и употребляя. Само устройство, которое я проходил, назывался «Дианой», поколение не помню. Измерял следующие показатели: сердечную активность, дыхание, и потливость.

После того, как вы зашли, с вами начинает проводить беседу психолог. Он задает вопросы касательно биографии для того, чтобы иметь представление о вашей личности, определить группы риска и по ним лупить вопросами, понять сильно вы ли начали переживать, когда вошли.

Сходу задали вопрос: “мне кажется, или от вас пахнет перегаром?” Это было провокация, исключено. Я спокойно ответил: «кажется». Не забывайте, что невербальная речь в виде жестов несет о вас больше информации, нежели слова.

Психолог спросил, хорошо ли я себя чувствую, ничего не ли у меня не болит, тревожит в жизни.

Далее, меня подключили к машине и начали производить калибровку. Я сидел лицом к стене, психолог сидел сбоку, так чтобы я не видел его лица, а он мое мог, по средству видеокамеры.

Специалисту надо определить три типа вашего состояние нервной системы: в спокойствии (попросила производить умножение в голове); когда вы говорите правду (ответ на очевидный правдивый вопрос: сейчас апрель, вас зовут “Иван” ?); и самое главное на ложь (намеренно солгать на очевидную вещь).

Первая часть исследования на этом заканчивается. После этого полиграфист пошел на хитрость. Вас должны ознакомить с вопросами, которые будут заданы, перед началом тестирования.

Он же это сделал после калибровки устройства, не отключая его, с целью проверки моей реакции на так называемые маркеры, те вещи, которые вызывают у меня волнение даже от прослушивания их. Мало того, он еще просил объяснить меня как я их понимаю. Вот тот самый перечень вопросов:

  1. Собираетесь ли вы говорить ложь при исследовании?
  2. Совершали ли вы преступление?
  3. Являетесь ли вы членом незаконной, запрещенной в России организации?
  4. Устраивайтесь ли по поручению этих организаций?
  5. Взаимодействовали ли вы с лицами, которые совершали преступления, были за них осуждены?
  6. Сообщали ли вы ложные сведения, предоставляли поддельные документы в кадровый аппарат, медико-санитарную часть?
  7. Совершали ли вы кражу?
  8. Участвовали ли в обороте наркотиков?
  9. Участвовали ли в обороте оружия?
  10. Вы солгали хотя бы единожды?

Стоит отметить, что они могут отличаться, все зависит от того, как интерпретирует Вашу личность психолог. После этого наступила основная часть, где предстояло отвечать на эти вопросы.

Психолог задает каждый вопрос, секунд 15 считывает информацию после вашего ответа, задает дальше. Далее, небольшой перерыв и блок вопросов повторяется. Всего 3 раза.

Если все нормально, тестирование заканчивается, если нет, дополнительные вопросы.

Если вы попали в “историю”. Зачастую подозреваемых, обвиняемых, свидетелей по уголовному делу направляют на прохождение “детектора лжи”.

Да, безусловно, результаты полиграфа, в соответствии со статьей 74 уголовно-процессуального кодекса не могут являться доказательствами в уголовном деле, а сама процедура является добровольной.

Однако, отказ от его прохождения, однозначно, будет косвенно указывать на вашу причастность к преступлению.

В этом случае Вас также будет ждать беседа, калибровка, а дальше уже вопросы касательно материалов дела. Стоит отметить, что они будут в той или иной степени повторяться в различных формах, чтобы “вывести Вас на чистую воду”.

На этом все. В следующий раз, я расскажу вам реальные работающие методики, которые позволят обвести психолога и полиграфа вокруг пальца.

Дорогой Читатель, это было первая и вводная статья на моем канале. На этом этапе, мне как никогда нужна твоя поддержка в развитии канала, для того, чтобы я и дальше смог писать эксклюзивный авторский материал. Пожалуйста, подпишись на мой блог, а также покажи друзьям эту статью. Спасибо и до скорых встреч. Помни, что Большой Брат следит за тобой!

Источник: https://zen.yandex.by/media/police/poligraf-chto-sprashivaiut-pri-ustroistve-v-organy-10-osnovnyh-voprosov-5ecc08af80d7d253978ce846

Проверочная забота: как пройти полиграф и не запятнать репутацию

Полиграф в прокуратуру

Исследование с помощью полиграфа — дело добровольное, напомнил в понедельник, 16 сентября, Минтруд. При этом уточнили: применение полиграфа, прописанное во внутренних документах учреждения, нарушает требования законодательства. О том, почему полиграф — это почти самурайский меч, как распознать «кнопкожателя» и самому не быть обманутым — читайте в материале «Известий»

Самурайский меч

Полиграф уже давно вышел за рамки чудо-прибора из детективов и шпионских фильмов: его применяют в силовых структурах, в госучреждениях, на предприятиях.

С его помощью вычисляют добросовестных соискателей на вакансию, расследуют служебные и уголовные преступления, выводят на чистую воду неверных супругов, а еще «детектор лжи» используют как фишку в телешоу.

Последнее привлекает: было тайное, а поставили маленькую коробку, подключили несколько датчиков, задали вопросы — и уже явное. Особенно это касается публичных персон. Как многие любят: скандалы, интриги, расследования. Но есть одно «но».

«Достоверность данных полиграфа не подтверждена, соответственно, проведение таких исследований может быть в соответствии с Конституцией только на основании согласия соответствующего работника», — уточнил директор департамента государственной политики в сфере государственной и муниципальной службы, противодействия коррупции Минтруда Дмитрий Баснак на совместной конференции Минтруда и Генпрокуратуры «Участие организаций в противодействии коррупции». При этом «установление в локальных актах обязанности применения полиграфа нарушает требования федерального законодательства».

Чиновник напоминает: «Выводы, которые получены при помощи полиграфа, не могут быть положены в основу каких-либо правовых решений в отношении соответствующего лица».

«В России действительно не проводились научные обоснования, но на самом деле они есть. Международные исследования проводились в США, Израиле, Японии, и все пользуются этими методиками, — объясняет «Известиям» полиграфолог экспертного центра «Триумф» Татьяна Алфеева. — Если бы достоверность не была бы подтверждена, то в Следственном комитете не было бы полиграфологов».

Иногда, кстати, публично заявляют, как чиновники проходят через полиграф. К слову, несколько лет назад был разработан проект закона «О применении полиграфа», но профессионалы предложенную редакцию не приняли, и больше к этому вопросу никто не возвращался.

«Деятельность специалистов-полиграфологов никем и ничем не регулируется, однако и прямых запретов на использование полиграфа в различных сферах общества законодательством не предусмотрена, — говорит в беседе с «Известиями» директор «Национальной коллегии полиграфологов» Юлия Дробязка. — Конечно, эта деятельность нуждается в упорядочении. Будет ли это отдельный законодательный акт или поправки в действующие законы — вопрос дискуссионный, а главное, затратный. В масштабах страны нас немного, и, видимо, государственного интереса мы, к сожалению, не представляем».

Психолог Дмитрий Ковалевский в беседе с «Известиями» сравнивает полиграф с самурайским мечом: в руках профессионала — смертоносная вещь, а дилетанта и покалечить может (а в случае с полиграфом — нанести травму исследуемому).

«В одном федеральном министерстве, отбирая людей для охраны министра, удалось выявить некоторое количество сотрудников, имеющих в прошлом уголовные преступления, о которых не было известно правоохранительным органам, — рассказывает психолог.

Преступления были из разряда «угон автомобиля».

— Кстати говоря, парочка из этих людей работала, и работала хорошо, потому что совершили преступление по молодости (а люди были из такого региона, где это было, к сожалению, нормально) и взялись за ум».

А вот другой пример. В 2010 году появилось «дело Макарова»: чиновник Минтранса Владимир Макаров был осужден на 13 лет за якобы сексуальное насилие в отношении своей 7-летней дочери. В основу обвинения легли в том числе и выводы полиграфолога.

Процесс был сложный, с нестыковками и повторными экспертизами, которые не подтверждали факт сексуального насилия. Макарова приговорили к 13 годам колонии строгого режима. Позже Мосгорсуд переквалифицировал дело в ст. 135 ч. 3 УК РФ («Развратные действия»), снизив срок заключения до 5 лет.

«Пять лет? За действия, которых не было? Большое спасибо…» —только и смог произнести в суде Владимир Макаров.

Спящий красавец

Прежде чем начать работу с полиграфом, исследуемый проходит предтестовую беседу. Из нее, по словам экспертов, профессиональный полиграфолог может получить 90% от необходимой информации. А на полиграфе проверяют самую малость.

При этом в интернете хватает советов в духе «обмани полиграф и выйди сухим из воды». Самые популярные из них: цигун (чтобы научиться контролировать дыхание при волнении), включить «дурачка» (главное, не переусердствовать), принять успокоительные или не спать несколько ночей.

«Полиграф относится к медико-биологическим приборам, он регистрирует физиологические показатели через датчики, установленные на исследуемом. По аналогии — попробуйте обмануть тонометр или градусник, — говорит Юлия Дробязка.

— Использование примитивных методов противодействия, в том числе из интернета, иные различные попытки повлиять на собственную физиологию скорее навредят здоровью и репутации исследуемого, так как профессиональный специалист это обязательно определит, причем в некоторых случаях по рисунку полиграмм даже применяемый способ».

Татьяна Алфеева рассказывает, как во время проведения исследования испытуемый просто уснул. Причем в практике специалиста это уже был третий подобный случай, а в целом 95% лжецов пытаются контролировать нежелательную реакцию на те или иные вопросы, то есть противодействовать.

«Ко мне пришел человек, который выпил приличную дозу успокоительных. И во время теста он уснул, — рассказывает полиграфолог. Заказчиком исследования выступала государственная компания, которой ее же сотрудники устроили кибератаку.

— Когда начальник службы безопасности зашел в кабинет, то просто не поверил своим глазам! Потому что у них была одна версия, кто мог быть причастен, а на полиграфе выявили другое. Люди попались именно на противодействии.

Руководство в начале никак не могло в это поверить, но когда стали проводить дорасследование, у них, как они выразились, «пазлы сложились» — выявили группу лиц по предварительному сговору».

Эксперт поясняет: сжатие мышц, попытка сбить ритм или замедлить дыхание, поджатие пальцев ног в ботинке — всё это фиксируется на полиграмме (графике). И если сначала заказчик верит в результаты примерно на 70%, то при детальном изучении, когда при ответе на определенные вопросы заметны «помехи», доля скепсиса сходит на нет.

«Одно дело, когда я сделала экспертную оценку и по закону на основании этих результатов увольнять сотрудника никто не имеет право, — объясняет Татьяна Алфеева.

— Но, помимо результатов, мы имеем дело с доказанным физическим действием, которое показывает: этому человеку нельзя доверять, он жульничает, играет в Джеймса Бонда и заинтересован в намеренном искажении информации. На основе поведения работодатель имеет полное право уволить человека.

Это не просто данные полиграфа «лжет — не лжет», а данные о поведении во время служебного разбирательства, которое направлено на то, чтобы установить истину: кто нанес вред компании. В такой ситуации каждый должен подтвердить свою благонадежность».

Без вины виноватый

Женщины, по мнению специалистов, более эмоциональные, насторожены во время проверки. Зато дисциплинированы и усидчивы, замечает по своему опыту Юлия Дробязка.

А вот кому в принципе нельзя проходить через полиграф, так это психически нездоровым людям; тем, кому нет 18 лет; беременным; гражданам подшофе; с физическим и психологическим истощением; страдающим острой формой заболеваний сердечно-сосудистой системы, дыхательных путей.

Опять же, нет письменного согласия — нет и полиграфа. К тому же специалист должен сам убедиться, что исследуемый пришел без принуждения или давления со стороны.

Сам прибор обмануть сложно, он беспристрастен — молча фиксирует вашу реакцию. Но судьи кто? Точнее, интерпретаторы?

«Проверка на полиграфе — сложная, методически выверенная процедура, и результат зависит от правильности и тщательности выполнения каждого ее этапа, — говорит Юлия Дробязка.

— Ложные обвинения происходят чаще всего из-за низкой квалификации специалистов, которые не могут, к примеру, определить наличие эмоционального переживания у исследуемого, возможно, связанного с негативным опытом: близкие, родственники имели серьезные проблемы с алкоголем или наркотиками; некорректно формулируют вопросы, которые исследуемый элементарно не понимает и смысл истолковывает по-своему, используют вопросы, запрещенные к использованию в тестах, — личного, религиозного или политического характера; наличие внутренних отвлекающих проблем, семейные заботы, требующие срочного разрешения, состояние стресса, болевой синдром».

Дмитрий Ковалевский рассказывает, как намучился, проходя тест на полиграфе.

«Я практически не употребляю алкоголь. Конечно, пробовал, раз в год могу выпить (как, оказавшись в Шампани, не выпить бокальчик «Дом Периньон»?), но все-таки это не мое. Но когда меня самого опрашивали, то замучили проблемой алкоголизма.

Почему? У меня нехорошая наследственность в семье: мужчины по всем линиям злоупотребляли алкоголем, поэтому у меня осталась детская травма и достаточно обостренная реакция на эту тему.

А интерпретировали реакцию так, как будто у меня какие-то проблемы с алкоголем».

По словам Дмитрия Ковалевского, надо быть очень чутким специалистом, готовым потратить 20 минут, но обсудить реакцию с человеком и скорректировать вопрос. «Как измерительный прибор полиграф — да, это физиологическая штука, а вот интерпретация, постановка вопросов — это в сфере психологии, и здесь очень много ловушек и подводных камней».

«Специалистов», которые не вникают в тонкости реакции человека на вопрос, Татьяна Алфеева называет «кнопкожателями» — понажимают кнопки, прогонят тест за час и готово. А это судьбы людей.

«Шлеп — следующий, шлеп — следующий. Естественно, от такого специалиста выйдут только алкоголики, наркоманы и воры, — говорит полиграфолог. — У женщины большущая психотравма по теме наркотиков — накануне сын умер от передозировки прямо у нее на руках.

Стоит ей только услышать слово «наркотик», у нее начнут подкашиваться ноги, она будет бледнеть, потеть. А ее могут просто спросить: «Наркотики употребляли?». Ответит, что нет, но, конечно, реакция будет сильной. Профессионал же скажет: «Не употребляли? Замечательно. А что в ближайшем окружении?» Она в слезы: «Сын умер».

И вся картина понятна. Мы убираем эту горячую реакцию и дальше выясняем, скрыла ли она какую-то другую информацию, и там всё будет ровно. Потому что мы правильно провели исследование с учетом ее психотравмы. Казалось бы, звучит громко — «психотравма». Скажут: «Это редко бывает…» Нет, не редко.

У каждого человека есть болезненная тема. Или ситуация с кражами. Например, на стройке в большом количестве скапливаются остатки. По технологии их нужно вывезти. И начальник говорит работнику: «Хочешь — забери на дачу. Мне тогда не надо будет за вывоз мусора платить». Тот увез, а это товарно-материальные ценности.

И у него спрашивают на полиграфе: «Вы присваивали себе товарно-материальные ценности?» Аплодисменты».

Зачитать и «разжевать»

Если по той или иной причине вам предстоит пройти через полиграф, специалисты дают несколько советов, как не стать жертвой непрофессионального «эксперта» с приборчиком и не вызвать ваш справедливый гнев.

Во-первых, делу — время. За полчаса такую процедуру не провести. При приеме на работу исследование с полиграфом длится не меньше 2,5–3 часов. Кроме того, никто не запрещает вам аккуратно поинтересоваться об опыте полиграфолога, что он заканчивал и как давно проходил курсы повышения квалификации.

«Тревожный звоночек» — если в течение трех лет человек не проходил курсы повышения квалификации, — объясняет Татьяна Алфеева. — Это означает, что ему неинтересна его профессия, он не хочет в ней развиваться. Это при том, что методики в детекции лжи постоянно совершенствуются и вносятся новые правила».

Хамы, грубияны, взгляд исподлобья — тоже могут повлиять на результат. Полиграфолог должен располагать к себе.

«На любую реакцию «ложь обнаружена» полиграфолог обязан спросить, чем могла быть вызвана такая реакция, — поясняет полиграфолог. — Все вопросы должны быть не только зачитаны перед тестом, но и объяснены.

Когда задают вопрос об игровой зависимости, нужно четко пояснять, что речь идет только об играх на деньги, игры онлайн не считаются, лотереи не считаются, ставки в спортзалах не считаются.

Или спрашивают о злоупотреблении алкоголем, но не объясняют, что речь не идет о корпоративах, праздниках и отпуске. Необходимо «разжевывать», для того чтобы не зацепить ненужные реакции».

Правильно сформулированный вопрос, считает психолог Дмитрий Ковалевский, очень важная вещь, залог успеха. Иначе исследуемый будет отвечать так, как понимает.

«Вы опрашиваете кого-то о супружеской неверности, а у человека свое представление о границах верности-неверности и свое представление о том, что вообще считать изменой. Кто-то и долгий задержавшийся взгляд на ком-то посчитает изменой, а кто-то и дружеский секс не сочтет за таковую».

К слову, еще один пример в тему точности вопросов. Однажды женщина попросила протестировать супруга — тот часто угощал гостей в ресторанах, возил в сауны. Возник у супруги вопрос: а не изменяет ли благоверный с красотками из эскорт-служб? Муж уверял, что нет, и согласился на тест.

«И я вижу странную картину: на вопросы о девушках легкого поведения, любовницах и так далее реакции нет, а на вопрос о половых отношениях реагирует, — цитирует полиграфолога The Village.— Наконец спросил, были ли сексуальные связи с мужчиной — и вот оно.

Мужчина видит, что тут задымилось всё. И он говорит: «Уважаемый, ну ты же видишь, что с проститутками я не развлекался, жене же это надо было знать? А про мужиков она не спрашивала, это к делу отношения не имеет».

На том и разошлись: в заключении написали ответ на вопросы, интересовавшие супругу».

Источник: https://iz.ru/922527/elena-motrenko/proverochnaia-zabota-kak-proiti-poligraf-i-ne-zapiatnat-reputatciiu

Как пройти собеседование на полиграфе

Полиграф в прокуратуру

Сегодня прохождение полиграфа при приеме на работу не назовешь такой уж редкостью. Детектор лжи уже давно перекочевал из фильмов про шпионов в нашу обыденную жизнь, во всяком случае, в HR-отдел компаний.

Тестирование становится обязательным этапом при трудоустройстве на ответственную должность. Поэтому для многих вопрос: как пройти собеседование на полиграфе, становится весьма актуальным и востребованным.

 

Полиграф: потребность или прихоть работодателя?

«Доверяй, но проверяй» – наверное, каждый из нас знает данную поговорку, однако не все охотно соглашаются на проверку. Хотя при этом не каждый человек что-то скрывает.

Во многих случаях люди воспринимают тестирование как вторжение в их личную жизнь, сам факт подобного контроля может восприниматься как чрезмерное недоверие. В целом, причин масса. Но вопросы, которые задает полиграфолог, не имеют ничего общего с личной жизнью опрашиваемого.

Исследование затрагивает сугубо профессиональную деятельность, представляя собой трудоемкую процедуру. Каждый тест должен быть исключительно индивидуальным. Чтобы достичь этого с кандидатом необходимо провести предварительную беседу.

В ходе которой специалист выделяет страхи и волнительные аспекты, нарушающие достоверность проверки. Главным моментом тестирования являются правильно сформулированные вопросы.

На самом деле методы исследования, на полиграфе подвергаются постоянной критике. Суть в том, что некоторые ученые считают, что схема трактовки реакций на внешние раздражители весьма примитивная. В довершении ко всему она не всегда учитывает различные факторы. Однако на сегодняшний день детектор лжи помогает определить достоверность событий или действий испытуемого максимально четко.

Помните, что проверять человека на полиграфе можно только с его согласия. Стоит учитывать, что при отказе работодатель вправе считать, что вы что-то скрываете, даже если это далеко от истины.

Что говорит закон?

Проверки на полиграфе не противоречат действующему законодательству нашей страны, правовым нормам и никоим образом не нарушает права личности, таким образом, применение детектора лжи проводится на законных основаниях.

Как мы говорили выше, проведение проверки возможно только с письменного согласия, а отказ от прохождения не может стать причиной увольнения.

Если же все-таки работодатель перешел законную черту, его решение может быть обжаловано в судебном порядке. Самое главное, все должно быть грамотно доказано и сформулировано.

Наличие согласия не препятствует тому, что испытуемый может в любой момент отказаться от тестирования.

К удивлению специалистов, многие уверены в том, что полиграф легко обмануть. В большей степени виной тому распространение ложной информации в Интернете.

Многие, воспользовавшись некорректными советами в сети, пытаются применить эти знания на практике и терпят провал. Обмануть детектор лжи очень сложно, а скорее просто невозможно, т.к.

надо в совершенстве владеть эмоциями и контролировать свое тело.

С какой целью при приеме на работу проводятся проверки на детекторе лжи?

Согласитесь, никто не будет указывать в своей анкете о прошлых профессиональных ошибках. Например, в воровстве или передачи информации конкурентам и т.п. Именно такая проверка поможет выявить и получить эти данные.

Тем не менее, до сих в некоторых странах использование детектора запрещено, за исключением отдельно взятых специфических вакансий. В США даже есть закон о защите испытуемых.

В России к подобным проверкам относится немного иначе: они не запрещены на законодательном уровне, поэтому частные, государственные и силовые структуры активно используют полиграф, когда хотят взять нового сотрудника на работу.

В любом случае тестирование имеет массу положительных сторон, а также с лучшей стороны влияет на соискателя, который очевидно понимает всю строгость руководства будущей организации. Однако это не дает право принуждать к прохождению испытание, подобные действия со стороны нанимателя категорически недопустимы.

Как пройти собеседование на полиграфе при приеме на работу: особенности проверки

 В том случае, если организация подходит со всей серьезностью к проверке, то в подготовке к  исследованию должны участвовать непосредственно полиграфолог, руководитель отдела или всей компании, а также HR-менеджер.

Цель совместной работы утвердить предложенный полиграфологом перечень вопросов, снабдить полиграфолога имеющейся информацией о кандидате.

  Собеседование на полиграфе в присутствии таких специалистов пройдет максимально продуктивно.

 Алгоритм прохождения тестирования прост: к кандидату подключают датчики. Вначале задают простые вопросы: имя, фамилия, возраст и т.п. Это делается для настройки аппаратуры. Сама проверка длится час, может быть и больше. Вопросы задаются закрытые, на которые можно ответить коротко «да» или «нет». Все вопросы повторяют, меняется лишь формулировки. Это делается для точной оценки результатов.

 Рекомендовано до проведения тестирования рассказать специалисту обо всех негативных или нелицеприятных моментах на прошлых местах работы, особенно если у соискателя были нарушения.

Не стоит обманывать во время тестирования, ваше физиологическое состояние все равно будет зафиксировано.

Главными аспектами прохождения полиграфа должны быть: абсолютная честность, полное спокойствие и открытость.

 Ознакомиться с результатами может только инициатор проверки, т.е. официальное лицо компании. Информация, полученная в ходе исследования, является строго конфиденциальной, разглашать её строго запрещено.

Каждый работодатель, принимающий решение об использовании детектора лжи должен разработать специальный нормативный акт, который определяет порядок прохождения данного тестирования.

Допускается разработка индивидуального письменного согласия на проведение проверки на детекторе лжи при приеме на работу.

 Сама процедура проверки должна осуществляться в присутствии полиграфолога и без посторонних лиц, т.к. они могут существенно помешать проведению тестирования и даже исказить его результаты.

В среднем проверка длится с небольшим интервалом в 1,5 часа. После подписания согласия с кандидатом проводится ознакомительный инструктаж, во время которого он может изучить список вопросов.

Затем закрепляются определенные датчики, которые проверяют:

  • изменение пульса;
  • колебания артериального давления;
  • динамика дыхания и.т.д.

 Только после настраивания полиграфа специалисты-полиграфологи приступают непосредственно к тестированию. Завершающим этапом проверки является финальная беседа с соискателем.

 Полиграфологи компании «Федеральная система кадровой безопасности» напоминают, что если вам нечего скрывать, проверка не должна вызывать у вас бурной реакции протеста. Именно от грамотного объяснения целей прохождения теста зависит конечный результат и его достоверность.

Какие вопросы задают полиграфологи ФСКБ во время проверки на детекторе лжи

Специалисты нашей компании твердо уверены, что с помощью детектора лжи можно выяснить любую информацию, которую пытается скрыть соискатель. Тестирование предполагает осознанные ответы на вопросы, поэтому они все тщательно обсуждаются перед проверкой.

 Вопросы на собеседовании для детектора лжи подчиняются следующим правилам:

  • прямые вопросы, без двоякого смысла: четкие, ясные и конкретные;
  • составлены в понятной для кандидата лексической форме.
  • не допускается использование витиеватых формулировок;
  • ответ должен быть «да» либо «нет». Например, нельзя задавать вопросы абстрактные, предполагающие рассуждение: «Когда вы передали конкурентам секретную информацию?». Вместо этого спрашивают: «Секретную информацию передали именно Вы?»;
  • никаких оскорблений или эмоциональных оценок (нравится, предпочитаете, любите и т.п.);
  • тестовые вопросы – их количество не должно превышать 20, общее число не более 100;
  • каждый вопрос должен быть оговорен с кандидатом до тестирования для полного понимания сути.

Типы вопросов при приеме на работу:

  • нейтральные. Их используют для определения показателей на датчиках в спокойном состоянии;
  • значимые или важные. Имеют прямое отношение к гипотетическим нарушениям.

    Если испытуемый решит солгать, датчики моментально зафиксируют изменившийся эмоциональный фон;

  • контрольные. Позволяют ввести в замешательство кандидата, поскольку влияют на его эмоциональное состояние.

 Еще раз обращаем ваше внимание, что вопросы не должны быть личного, интимного характера, о политических или религиозных убеждениях.

Собеседование на детекторе лжи с ФСКБ – ваша гарантия достоверной информации

 Мы проводим исследования любой сложности.

Заключив с нами договор, вы можете быть уверены в том, что мы соблюдаем строгую конфиденциальность и не разглашаем полученные сведения ни при каких обстоятельствах.

 Компания «Федеральная система кадровой безопасности» предлагает доступные цены и широкую географию работы. У нас есть представительства в разных городах, а также мы выезжаем по запросам.

 Выбирая сотрудничество с нами, вы можете быть уверены в каждом потенциальном работнике! 

Источник: https://1-poligraf.ru/kak-projti-sobesedovanie-na-poligrafe.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.