Применение ст. 10 ГК – злоупотребление правом. Судебная практика

Злоупотребление правом в договоре – статьи 10 и 168 ГК РФ

Применение ст. 10 ГК – злоупотребление правом. Судебная практика

Лица, участвующие в гражданских правоотношениях, обязаны осуществлять свои права и исполнять обязанности добросовестно. Запрещается незаконное или недобросовестное поведение в целях извлечения каких-либо преимуществ. Обычно добросовестность участников гражданских правоотношений  предполагается, пока не установлено обратное.

При условии доказанности фактов  недобросовестного поведения одной из сторон, исходя из обстоятельств  дела и с учетом характера  и результатов такого поведения, суд может  отказать в защите права, а также защитить интересы добросовестной стороны или третьих лиц (п.2 ст. 10 ГК РФ).

Статья 10 ГК РФ является далеко не единственной нормой, где законодатель пытается найти баланс интересов сторон. Например, новая редакция п.1 ст.

168 ГК РФ предусматривает, что сделка, заключенная с нарушением требований закона, является оспоримой. В свою очередь, п. 2 ст.

168 ГК РФ закрепляет положения о том, что сделка, нарушающая закон, посягающая на публичные интересы и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна,

Согласно разъяснениям, содержащимся в  п.7 Постановления  Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25,  если  совершение сделки нарушает  запрет, содержащийся в п.1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом  недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ).

Чаще всего недобросовестное поведение находит свое выражение в злоупотреблении правом, которым является поведение  лица, как правило, умышленное, по реализации принадлежащего ему права при наличии  нарушения границ осуществления гражданских прав или способствующее наступлению вреда.

Преимущественно суды признают сделки недействительными по причине злоупотребления правом при рассмотрении дел о банкротстве. Однако оспаривание сделок по данному основанию возможно и для иных категорий дел, в том числе и в связи со сделками по отчуждению имущества.

Фабула дела:

Арбитражным судом принято решение о внесении в реестр владельцев именных эмиссионных ценных бумаг ЗАО «КРАМАКС» записи о залоге в отношении 40 обыкновенных  именных бездокументарных акций, принадлежащих Ярвилехто Й.Ю. Определением апелляции решение суда изменено: с Ярвилехто Й.Ю. взысканы  денежные средства.

В период рассмотрения судебных споров, Ярвилехто Й.Ю. подарил акции Эседуллаеву С.К. и Джамбулатову У.В., которые впоследствии были переданы по договору дарения Чернышеву С.П., а затем Павличенко А.Г.

ЗАО «КРАМАКС», посчитав, что в действиях перечисленных лиц  усматриваются признаки злоупотребления правом, сделки совершены в нарушение принципа добросовестности, с целью причинения вреда  интересам ЗАО, обратилось в суд с требованиями о  признании сделок недействительными.

Истец указывал, что, по общему правилу, безвозмездные сделки не характерны для гражданского оборота, который строится на основе обязанности субъектов  гражданских отношений  обеспечить  друг другу равноценный встречный обмен имущественными благами. При этом дарение не запрещено  гражданским  законодательством, но несвойственно гражданскому обороту. Суд удовлетворил заявленные требования.

Судебный акт: Решение Арбитражного суда Московской области от 16.07.2019 г. по делу № А41-65826/2018

Выводы суда:

1. Заключая  договоры дарения, Ярвилехто Й.Ю. в период судебного разбирательства  действовал недобросовестно, злоупотребляя правом, имел намерение во вред ЗАО «КРАМАКС»  не допустить  исполнение решения суда о внесении записи о залоге акций и сокрыть спорные акции от обращения взыскания по апелляционному  определению.

2. Заключая договоры, ответчики должны были проявить требующуюся от них заботливость и осмотрительность и не могли не располагать информацией, размещенной в картотеке судебных дел, о том, что на дату заключения спорных договоров на акции имелись правопритязания ЗАО «КРАМАКС».

3. Суд сделал вывод о том, что оспариваемые договоры являются мнимыми сделками, особенностью которых является то, что стороны пытаются оформить все документы надлежащим образом, не намереваясь при этом сформировать  действительные правовые последствия.

В обоснование такого вывода суд указал, что ответчики не интересуются  текущим положением дел ЗАО «КРАМАС», не ставят вопрос о необходимости проведения  общего собрания акционеров,  не истребуют финансовые и  бухгалтерские  документы о деятельности Общества, не предпринимают меры, направленные на осуществление  корпоративного контроля, не реализуют иные неимущественные права акционеров.

4. Эсседуллаев С.К. и Джамбулатов У.В., будучи участниками  недействительных сделок, не приобрели статуса  законных собственников (правообладателей) акций, не вправе ими распоряжаться, все последующие сделки с акциями являются недействительными.

5. Заключенные в дальнейшем договоры являются  недействительными на основании ст. 10, п.2 ст. 168 ГК РФ, как сделки, не соответствующие  закону и при этом посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, так как стороны действовали с намерением создать видимость добросовестного приобретения акций.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vitvet/zloupotreblenie-pravom-v-dogovore--stati-10-i-168-gk-rf-5d92dc0abc251400adb78163

Применение ст. 10 ГК – злоупотребление правом. Судебная практика

Применение ст. 10 ГК – злоупотребление правом. Судебная практика

статьи

Говорят, что в любом споре один — дурак, другой — подлец. Если перевести эту пословицу на юридический язык, то один защищает свои права, а другой — злоупотребляет правом. При этом суду необходимо разобраться в тонкой грани между защитой прав и злоупотребления правом.

Защита прав и добросовестность

По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. То есть априори устанавливается, что физические и юридические лица являются добросовестными и защищают права. Суд признает презумпцию добросовестности и защищает права в самых разных случаях.

Презумпция добросовестности гражданских правоотношений

Если общество подает в суд на директора или учредителя, то суд прежде всего исходит из презумпции участников гражданских правоотношений (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Данное правило распространяется и на руководителей хозяйственных обществ, членов органов его управления, то есть предполагается, что они при принятии деловых решений действуют в интересах общества и его акционеров (участников) (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.08.

2015 N Ф04-22279/2015 по делу N А70-11952/2014).
То есть общество должно доказать:

  • недобросовестность участника правоотношений;
  • размер убытков;
  • причинно-следственную связь между убытками и действиями конкретного лица.

Только при предоставлении веских доказательств суд сможет увидеть злоупотребление правом.

Злоупотребление доминирующим положением

В Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.12.2015 N Ф04-25808/2015 по делу N А45-22564/2014 суд не увидел злоупотребления доминирующим положением.

Для квалификации нарушения антимонопольного законодательства необходимо принимать во внимание положения статей 9 и 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно части 1 статьи 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (пункт 2 части 1 статьи 10 ГК РФ). Но суд не усмотрел нарушения законодательства.

Заключение хозяйствующими субъектами соглашения, результатом которого стало подписание контрактов по максимальной цене, не установлено, не доказано, что поведение заявителей направлено лишь на создание условий для отказа добросовестных участников от конкурентной борьбы.

Таким образом, необходимо доказать:

  • недобросовестность участников при проведении конкурентной борьбы, например, сговор, подтвержденный документально;
  • соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах.

Совершение сделок компанией-банкротом

Например, в Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа по делу № А53-15436/2014 от 09 июня 2016 года суд не усмотрел в деятельности общества недобросовестных действий. В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «Биологическая рекультивация земель» конкурсный управляющий должника Кузнецов Д.Ю.

обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделкой.

Конкурсный управляющий указывает на недобросовестные действия со стороны ООО «Балтийский лизинг» по безакцептному списанию, поскольку оно знало о тяжелом финансовом состоянии должника, так как еще в мае 2014 года должник инициировал процедуру ликвидации и назначил ликвидатора.

Однако суд с этим не согласился, поскольку ООО «Балтийский лизинг» было осведомлено о тяжелом финансовом состоянии должника и предстоящей ликвидации. Соответственно, оно было осведомлено, что при процедуре ликвидации расчеты с кредиторами будут производиться в порядке очередности, установленной законом.

Злоупотребление правом

В ряде случаев участники гражданских правоотношений явно злоупотребляют своими правами.

Так, все могут вспомнить случаи злоупотреблений крупных компаний доминирующим положением, когда те поднимают путем сговора цены на товары и услуги, пользуясь своим должностным положением выводят деньги из компании или совершают иные действия в своих корыстных интересах. Приведем несколько примеров злоупотребления правом.

Ограничение конкуренции или недобросовестная конкуренция

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (п. 2 ч. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). Так, факт злоупотребления правом и нарушение конкуренции было установлено в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 13.11.

2015 N Ф09-7826/15 по делу N А50-560/2015. В пункте «е» ч. 3 названной статьи определено, что для заключения договора обязательного страхования страхователь помимо прочих документов представляет страховщику диагностическую карту, содержащую сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств.

Но страховщик злоупотреблял своими полномочиями и намеренно направлял лиц, обратившихся к нему для заключения договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, к указанным операторам для прохождения технического осмотра, большую часть клиентов операторы привлекали с помощью страховщика, который отказывал в заключении договоров страхования без оплаты услуг указанных операторов.

Продажа имущества по заведомо низкой цене

В Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.04.2015 N Ф01-628/2015 по делу N А38-6132/2013 суд признал злоупотребление правом при банкротстве компании.

ОАО «Интерьер» выбыло из обязательного правоотношения и своевременно не получило возмещения убытков, причиненных недобросовестными действиями председателя ликвидационной комиссии, поэтому исходя из принципа добросовестности, установленного пунктами 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пунктом 4 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, акционер вправе вместо акционерного общества требовать от ответчика возмещения убытков пропорционально количеству принадлежащих ему акций. После исключения юридического лица из ЕГРЮЛ недобросовестно действовавший орган управления несет имущественную ответственность перед каждым акционером за свои действия. По мнению суда, продажа имущества по заведомо низкой цене повлекла уменьшение ликвидационной квоты, обязательной к выплате каждому акционеру при ликвидации; недобросовестность действий председателя ликвидационной комиссии доказана.

Взыскание задолженности с недобросовестного контрагента, злоупотребляющего правом

В Решении Арбитражного суда Пермского края от 09 июня 2016 г. по делу № А50-7853/2016 суд удовлетворил претензии ПАО «Пермская энергосбытовая компания» в отношении оплаты за поставленную электроэнергию.

Обязанность ответчика оплатить истцу весь объем оказанных ему услуг по поставке электрической энергии вытекает из сложившихся между ними договорных отношений. Согласно пункту 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Суд посчитал требования истца обоснованными, доказанными материалами дела и подлежащими удовлетворению в заявленном размере — 2 255 531 руб. 19 коп.

И судьи ошибаются

На самом деле, на практике достаточно сложно провести грань между защитой прав и злоупотреблением правом. Даже судьи не всегда могут четко сказать, было ли злоупотребление правом. В ст.

10 ГК Российской Федерации определены пределы осуществления гражданских прав, установлена недопустимость злоупотребления правом. Кроме того, п. 4 ст.

10 ГК Российской Федерации установлено право лица, чьи права были нарушены злоупотреблением правом другим лицом, требовать возмещения причиненных этим убытков.

При этом основания для признания сделок недействительными установлены § 2 гл. 9 ГК Российской Федерации, из которого следует, что злоупотребление правом основанием для признания какой-либо гражданско-правовой сделки недействительной не является.

В Определении Верховного Суда РФ от 11.11.2014 N 9-КГ14-7 суд направил дело о несоблюдении преимущественного права на приобретение доли собственности на трансформаторную подстанцию на новое рассмотрение.

Суд, разрешая спор, не указал, какие именно нормы права были нарушены сторонами при заключении договоров дарения, на основании которых данные договоры могли быть признаны недействительными.

Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

Таким образом, решая судебный спор, сторонам необходимо привести существенные доказательства того, что:

  • нарушения права имели место;
  • злоупотребление права является существенным и непреодолимым.

Таким образом, очень важно для целей защиты прав и квалификации злоупотребления правом представить доказательства, которые четко свидетельствуют о злоупотреблении правом и нарушении прав.

Часто суду достаточно сложно сделать однозначный вывод, особенно если речь идет о таких сложных делах, как недобросовестная конкуренция или злоупотребление должностными лицами своими правами.

Поэтому перед подачей искового заявления необходимо очень хорошо подготовиться.

Екатерина Шестакова

Источник: https://blog.pravo.tech/zashchita-prav-i-zloupotreblenie-pravom/

Энциклопедия судебной практики. Пределы осуществления гражданских прав (Ст. 10 ГК) | ГАРАНТ

Применение ст. 10 ГК – злоупотребление правом. Судебная практика

1. Общие вопросы применения ст. 10 ГК РФ

1.1. Ст. 10 ГК РФ закрепляет презумпцию добросовестности сторон имущественных отношений

Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1191-О-О

Согласно пункту 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Названное законоположение, устанавливающее презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы заявителя, перечисленные в жалобе.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” (пункт 1)

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2016 г. N 309-ЭС16-9488

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16 ноября 2016 г. N Ф09-9667/16 по делу N А50-30730/2015

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 9 ноября 2016 г. N Ф03-4749/16 по делу N А73-822/2013

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 2 ноября 2016 г. N Ф10-4046/16 по делу N А14-1446/2015

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 ноября 2016 г. N Ф07-8936/16 по делу N А56-56126/2015

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 октября 2016 г. N Ф05-12720/16 по делу N А40-242242/2015

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 октября 2016 г. N Ф01-3750/16 по делу N А31-5325/2014

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 августа 2016 г. N Ф04-3253/16 по делу N А45-9535/2015

[attention type=red]
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
[/attention]

1.2. Закрепленная в ст. 10 ГК РФ презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений является опровержимой

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 мая 2015 г. N Ф02-340/15 по делу N А33-6816/2014

Исходя из пункта 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункта 5 в новой редакции Кодекса) о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуется разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

Таким образом, презумпция добросовестности является опровержимой.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 января 2015 г. N Ф05-10097/14 по делу N А40-79862/2011

Исходя из пункта 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункта 5 в новой редакции Кодекса) о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуется разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

Таким образом, презумпция добросовестности является опровержимой.

1.3. В спорах по ст. 10 ГК РФ истец должен доказать неразумность, недобросовестность и несправедливость поведения ответчика

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 27 августа 2014 г. по делу N 33-5656/14

В апелляционной жалобе представитель истца отмечает, что добросовестность клиента должна презюмироваться в силу положения ч. 5 ст. 10 ГК РФ. Между тем, данный довод основан на неверном толковании норм действующего законодательства.

По смыслу указанной статьи предполагается добросовестность обоих участников гражданских правоотношений. Доказывать неразумность, недобросовестность, несправедливость поведения должен тот, кто с таким поведением связывает правовые последствия.

В данном деле ответчиком представлены доказательства того, что банк действовал разумно и добросовестно. Доказательств обратного истцом не представлено.

1.4. Суд может применять ст. 10 ГК РФ как в отношении истца, так и в отношении ответчика

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 5)

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Определение Верховного Суда РФ от 4 декабря 2015 г. N 301-ЭС15-5443

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 ноября 2016 г. N Ф02-4745/16 по делу N А33-8849/2015

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20 сентября 2016 г. N Ф01-3365/16 по делу N А43-21583/2015

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15 сентября 2016 г. N Ф05-14235/15 по делу N А40-18304/2015

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 18 августа 2016 г. N Ф10-3374/14 по делу N А14-12745/2013

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 августа 2016 г. N Ф08-4528/16 по делу N А53-12144/2014
[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. N Ф04-2932/16 по делу N А46-10433/2015

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28 июля 2016 г. N Ф06-10760/16 по делу N А65-24262/2015

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30 мая 2016 г. N Ф09-5619/16 по делу N А07-8399/2015

[Статья 10 ГК РФ] может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

1.5. Недобросовестное бездействие может служить основанием для применения ст. 10 ГК РФ

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 7)

Факт уклонения истца от государственной регистрации договора сам по себе не может служить законным основанием для владения ответчиком принадлежащими истцу помещениями в отсутствие заключенного между ними договора аренды.

В данном случае ответчик мог воспользоваться способом защиты своих прав, предусмотренным пунктом 3 статьи 165 ГК РФ, согласно которому, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки, и в этом случае она регистрируется по решению суда.

Кроме того, ответчик не лишен возможности в соответствии со статьей 15 Кодекса требовать от истца возмещения убытков, причиненных уклонением от государственной регистрации договора.

Таким образом, поскольку ответчик сам не предпринял разумно необходимых действий для защиты своих прав, содержащийся в апелляционной жалобе довод о необходимости применения к рассматриваемым отношениям нормы пункта 2 статьи 10 ГК РФ судом был отклонен.

1.6. Бремя доказывания добросовестности и разумности своих действий несет та сторона, в отношении которой имеются доказательства, подтверждающие ее недобросовестное поведение

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г.) (судебная коллегия по экономическим спорам, пункт 1)

При наличии доказательств, свидетельствующих о недобросовестном поведении стороны по делу, эта сторона несёт бремя доказывания добросовестности и разумности своих действий.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 августа 2016 г. N Ф04-2932/16 по делу N А46-10433/2015

Источник: https://base.garant.ru/57591466/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.