Соглашение о неконкуренции лицензия

Соглашение о неконкуренции: главное – не бояться

Соглашение о неконкуренции лицензия

Портрет можно описывать довольно долго, но, в конечном счете, все сводится к простым истинам:

  • Квалифицированный сотрудник
  • Который любит перерабатывать
  • Бесплатно, конечно же
  • При этом переработки не означают, что работник не понимает, как решить ту или иную задачу
  • Просто работник очень предан своей компании
  • И работает годами
  • И никогда не уходит к конкурентам

Про уход к конкурентам мы как раз и поговорим

Каждый уважающий себя работодатель сегодня считает своим долгом при подписании трудового договора с работником дать последнему на подпись не только трудовой договор, но и большое количество дополнений к нему. А еще – ознакомить с кучей локальных нормативно-правовых актов.

В числе таких дополнений – соглашение о неконкуренции (non-compete agreement, NCA или non-compete clause, NCC).

Как правило, таким документом работнику вменяется обязательство не трудоустраиваться в компании, осуществляющие идентичные с работодателем виды деятельности (т.е. к конкурентам) в период работы, а также в установленный срок после прекращения трудовых отношений. Кроме того, работнику запрещается создавать конкурирующие организации, т.е. начинать собственный бизнес в аналогичных сферах деятельности. Получив оффер, при непосредственном трудоустройстве работник редко диктует собственные условия. И редкий человек отказывается от подписания подобных документов, пытаясь защитить свои права на свободный труд. И лишь впоследствии, задумываясь об уходе от работодателя, сотрудник начинает вспоминать, а какие обязательства он брал на себя, подписывая трудовой договор? И огорчается, вспомнив, какими невыгодными для него были условия NCA. На самом деле, дела обстоят немного иначе. И картина для работников вырисовывается вполне радужная.

Труд свободен

Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Запрещаются любые виды дискриминации в сфере труда, граждане имеют право на защиту от безработицы. Об этом говорит Конституция нашей страны. И этого достаточно, чтобы говорить: положения NCA, подписанных на территории РФ, не могут применяться.

Действующее российское законодательство не содержит положений, предусматривающих возможность заключать соглашения о неконкуренции с работниками. И любые подобные документы однозначно нарушают свободу сотрудников, ограничивая их право на свободный труд и выбор рода деятельности.

Трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в договор, то они не подлежат применению.

Федеральным законом и иными нормативными актами не предусмотрено, что в трудовом договоре с работником, ином документе может быть предусмотрен запрет на действия работника в течение какого-либо срока после расторжения трудового договора, если такие действия могут привести к неблагоприятным последствиям для бывшего работодателя, в том числе на трудоустройство этого работника у другого работодателя, занимающегося теми же видами деятельности в той же области, что и прежний работодатель (Письмо Министерства труда и социальной защиты РФ от 19 октября 2017 г. № 14-2/В-942 О дополнительном соглашении о неконкуренции).

Поэтому каждый сотрудник должен помнить: такое условие, даже если оно будет включено в трудовой договор или содержится в отдельном документе, не будет подлежать применению как противоречащее трудовому законодательству и ограничивающее права работника.

Теперь обратимся к работодателям

Конечно, по их мнению, компании преследуют исключительно благие цели, пытаясь наложить ограничения на свободу работников. Например, NCA могут одновременно защитить:

  • ценную информацию компании (коммерческую тайну)
  • инвестиции в обучение и профессиональное развитие работника
  • деловые контакты работодателя, в т.ч. ценные связи контрагентами

Спорить не будем. Компаниям есть, что охранять. Им действительно стоит бояться утечки важной информации. Но вот правовой режим охраны этой информации нужно выбирать с умом.

Например, Трудовой кодекс РФ предусматривает, что стороны вправе предусмотреть в трудовом договоре дополнительное условие о неразглашении охраняемой законом тайны (коммерческой тайны).

Информацией, составляющей коммерческую тайну могут быть признаны сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Но это уже тема для отдельной публикации.

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

  • 25,2%впервые прочитал в этой статье82
  • 24,3%никогда не сталкивался с подобными документами79

Хабы:

  • 5 ноября 2015 в 12:57
  • 9 февраля 2011 в 10:49
  • 18 марта 2010 в 19:16

Источник: https://habr.com/ru/post/473444/

Договор о неконкуренции как инструмент по защите коммерческой тайны компании

Соглашение о неконкуренции лицензия

Д.А. Медведев в своей научной статье «Россия – 2024: Стратегия социально-экономического развития» отмечает, что мир сталкивается с невиданными ранее глубиной и комплексностью инноваций.

Новые технологии порождают качественные изменения всех сторон жизни общества, трансформируют все сферы жизнедеятельности человека – политику и экономику, образование и науку, бизнес и средства массовой информации, медицину и культуру[1].

В федеральной программе «Цифровая экономика в Российской Федерации» указано, что данные становятся новым активом, причем, главным образом, за счет их альтернативной ценности, то есть по мере применения данных в новых целях и их использования для реализации новых идей[2].

На современном этапе развития Российской Федерации актуальным вопросом является обеспечение информационной безопасности предприятия, проявляющейся в охране и защите информации от несанкционированного доступа третьих лиц с целью извлечения финансовой выгоды или причинения убытков организации.

В средствах массовой информации появляются публикации о нарушении работниками трудовых прав и локальных актов корпорации в части неразглашения конфиденциальной информации и коммерческой тайны организаций.

Основными причинами является увеличение общего количества, созданных организаций в Российской Федерации в 2018 году было создано на 270 379 юридических лиц больше, чем в 2017 году[3], а также злоупотребление правом действующими или бывшими сотрудниками организаций.

Опишем некоторые публикации, которые свидетельствуют о данной проблеме.

Менеджер по сбыту раскрывал сведения о ценах на продукцию, установленных для ряда ключевых клиентов, которые отправлял по электронной почте знакомому предпринимателю для передачи другому бизнесмену[4].

В Калининграде менеджер по продажам ООО «Настоящие корабли»был признан виновным в совершении преступления по ч.1 ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации за скачивание информации на флеш-носитель и продажикомпаниям-конкурентам[5].

Сотрудник ставропольского предприятия «Монокристалл» осуществлял продажу технической документации по выращиванию лейкосапфиров и использованию керамических экранов, являющуюся персональной разработкой предприятия иностранным компаниям и организации был причинён ущерб в размере 16 миллионов рублей[6].

В Костромской области работник регионального управления специальной связи разглашал пароли электронных почтовых ящиков коллег, графики перевозки секретной документации, денег, ювелирных изделий и драгоценных камней, тем самым нарушив коммерческую тайну организации[7].

Сотрудник ЗАО «Стройтрансгаз» получал данные о несанкционированной передаче информации ограниченного доступа с рабочего стационарного компьютера директора департамента по договорно-правовой работе на его личный адрес электронной почты[8].

Специалисты, изучив работу американских компаний, пришли к выводу, что при несанкционированном использовании конкурентами 20 % коммерчески ценной информации разорение фирмы происходит в 60 случаях из 100[9].

При этом не только предприниматели, но и государство несёт ощутимые потери.

В одном лишь штате Калифорния за последние 10 лет экономические потери от пиратского использования программного обеспечения составили порядка 1,6 миллиарда долларов и 400 тысяч рабочих мест[10].

Эти данные говорят о том, что успех в современном бизнесе зависит не только отнавыков грамотного управления производством и использования современного оборудования, квалифицированного персонала, но и от умения сохранять и защищать коммерчески ценную информацию.

В зарубежных странах одним из таких инструментов является соглашение о неконкуренции.

В США соглашение о неконкуренции[11]заключается с работником при приеме на работу и закрепляет его обязанность в течение определенного времени после прекращения трудовых отношений не конкурировать с бывшим работодателем, то есть не работать в компаниях-конкурентах, не заниматься определенными видами деятельности, в частности, не заниматься предпринимательской деятельностью в определенных областях, а также не приглашать на работу работников данного работодателя, устанавливать запрет на конкурирование с работодателем на территории определенного города, штата или всей территории США. Условия могут быть зафиксированы в отдельном договоре или же включены в трудовой договор[12].

Основной принцип применения соглашений о неконкуренции – разумная целесообразность (reasonableness) ограничения прав работника в целях защиты интересов работодателя (legitimatebusinessinterests)[13].

Раскрытие конфиденциальной информации, должны содержать четкие и понятные положения с тем, чтобы получатель осознавал конфиденциальный характер раскрываемой ему информации и условия такого раскрытия[14][15].

Важное значение для признания соглашения о неконкуренции разумным и правомерным являются: срок действия, территория распространения, выплата компенсации работнику за временное ограничение его прав и т.д[16][17].

В статье 2125 Гражданского кодекса Италии прямо устанавливается, что отсутствие компенсации со стороны работодателя является основанием для признания соглашения (условия) о неконкуренции недействительным[18].

В Бельгии предусмотрено, что размер компенсации меньше установленного уровня является основанием для признания соглашения недействительным.

 В Нидерландах суд вправе обязать работодателя выплатить компенсацию работнику, если соглашение (условие) о конкуренции лишает его права на достойный заработок[19].

Существуют ограничения по субъектному составу работников в отношении которых могут быть заключены соглашения.

В законе штата Иллинойс «О свободе труда» от 19 августа 2016 года запрещены соглашения о неконкуренции для низкооплачиваемых работников, со ставкой ниже 13 $ в час[20][21].

В отсутствие заключенного соглашения о неконкуренции, работодатель может обратиться в суд с иском о вынесении в отношении бывшего работника судебного запрета на работу в компании-конкуренте[22], потребовать возмещение убытков, возмещение расходов на услуги адвокатов и иных судебных издержек, изъятие или уничтожение материальных носителей, на которых содержатся незаконно используемая информация, составляющая ноу-хау, или произведенные с её использованием[23].

Действующее российское законодательство не предусматривает использование данного инструмента.

При этом, сходные нормы по временному ограничению прав работников предусмотрены в отношении государственных (муниципальных) служащих.

Гражданин после увольнения с гражданской службы не вправе разглашать или использовать в интересах организаций либо физических лиц сведения конфиденциального характера или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей, а также  в течение двух лет после увольнения замещать на условиях трудового договора должности в организации и (или) выполнять в данной организации работу (оказывать данной организации услуги) на условиях гражданско-правового договора (гражданско-правовых договоров), если отдельные функции государственного управления данной организацией входили в должностные (служебные) обязанности гражданского служащего, без согласия комиссии[24]. Аналогичный запрет распространяется и на муниципальных служащих[25].

Согласно действующему законодательству, ограничение прав возможно, если это предусмотрено федеральным законом и в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства[26].

Предлагаем ввести в российский правопорядок по аналогии с другими зарубежными странами.

В целях признания договора о неконкуренциизаконным следует соблюдать баланс интересов работника и работодателя. Р.Иеринг писал, что цель права заключается в уравновешивании интересов в обществе, в нахождении компромисса между ними[27].

Поэтому, требуется описать субъектный состав, предмет, территорию распространения, срок соглашения, а такжеразмер компенсации.

В качестве субъектов соглашения выступают работодатель и работники организации.

Законодательно определить обязанность использования данного инструмента в отношении организаций, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации.

Предметом соглашения является обязанность работника не работать в компаниях-конкурентах работодателя, не заниматься предпринимательской деятельностью в областях деятельности компании, не приглашать на работу работников работодателя на территории определённой в соглашении.

Необходимо установить предельный срок договора (не более 2-х лет после увольнения и без права пролонгации), определить конкретный перечень организаций-конкурентов работодателя и территорию распространения соглашения (один или несколько муниципальных образований, субъектов Российской Федерации). Запрещается устанавливать запрет на территории всех субъектов Российской Федерации.

По аналогии с гарантиями, установленными в ст.279 Трудового кодекса Российской Федерации, установить обязанность работодателя по выплате работнику единовременнойкомпенсации в размере, определяемом в договоре, но не ниже трёхкратного среднего месячного заработка.

Если работник нарушает условия соглашения или отказывается от его заключения, то работодатель может обратиться в суд с иском:

–  о вынесении в отношении бывшего работника судебного запрета на работу в компании-конкуренте;

–  о возмещение убытков и возмещение расходов на услуги адвокатов и иных судебных издержек;

– изъятие или уничтожение материальных носителей, на которых содержатся незаконно используемая информация, составляющая ноу-хау, или произведенные с её использованием.

Если работодатель нарушает условия соглашения о неконкуренции, то работник имеет право требовать в судебном порядке возмещения убытков и иных судебных издержек, а также обжаловать решение суда о запрете на осуществления деятельности.

В целях реализации законодательной инициативы предлагается разработать единую электронную базу данных, содержащая информацию о заключенных соглашениях о неразглашениях. В качестве аналогии использовать реестр дисквалифицированных лиц, который администрирует Федеральная налоговая служба. Реестр необходим для мониторинга и контроля.

Возложить на Федеральную службу по труду и занятости и его территориальные органы ведение реестра и актуализацию информации, содержащейся в реестре.

Определить, что в течение 7 рабочих дней после заключения отдельного соглашения или внесения условий в трудовой договор, работодатель обязан внести информацию в реестр. В случаи неисполнения указанной обязанности работодатель не вправе ссылаться в суде на факт его заключения.

Таким образом, под договором о неконкуренции понимается соглашение между работником и работодателем в соответствии с которым работник обязуется не работать в компаниях-конкурентах работодателя, не заниматься предпринимательской деятельностью в областях деятельности компании, не приглашать на работу работников работодателя на территории, определённой в соглашении в течение срока трудового договора и не более двух лет после его прекращения, а работодатель обязуется выплатить работнику единовременную компенсацию в размере, определяемом в договоре, но не ниже трёхкратного среднего месячного заработка.

Список использованных источников

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/4/25/dogovor_o_nekonkurencii_kak_instrument_po_zaschite_kommercheskoj_tajny_kompanii

Почему я не подписываю соглашения о неконкуренции

Соглашение о неконкуренции лицензия

После университета я устроился в IT-отдел компании по обработке платежей и взысканию долгов. Мой стол стоял рядом с колл-центром: я целыми днями выслушивал, как люди на пособии делают покупки не по карману и влазят в долги. Когда несколько продажников ушли и начали собственный бизнес, прихватив с собой клиентов, компания предприняла меры.

Она заставила всех в офисе, от сотрудников на вводе данных до операторов поддержки, подписать соглашения о неконкуренции. Это было первое соглашение о неконкуренции, которое я отказался подписать. В течение следующих пятнадцати лет меня ещё несколько раз попросят подписать такие бумаги, всегда перед приёмом на работу.

Я всегда отказывался, и до недавнего времени это никогда не становилось препятствием для приёма на должность.

Соглашение о неконкуренции обычно является частью стандартного трудового договора, предложения о работе или соглашения о неразглашении.

В нём говорится, что работник в течение определённого времени (обычно один год) после увольнения обязуется не начинать бизнес, который конкурирует с бизнесом нынешней компании, или не работать на конкурента.

Если это звучит незаконно, то в штате Калифорния так и есть.

В 2017 году Иллинойс принял закон, запрещающий такие соглашения для низкооплачиваемых работников, обычно со ставкой ниже $13 в час. Даже в штатах, где подобные контракты не запретили, их часто признают не имеющими законной силы.

С чисто этической точки зрения они ограничивают одну из самых основных предпосылок капитализма: свободу выбора, на кого работать.

Это соглашение фактически ставит работника в положение должника по отношению к нынешнему работодателю, хотя долг не финансовый.

Реальные примеры

Ниже соглашение о неконкуренции, которое я обнаружил в предложении работы от компании, на которую работал в Новой Зеландии:

24. ОГРАНИЧЕНИЕ ТОРГОВЛИ
24.1. Пока не получено согласие Работодателя в письменном виде, работник не участвует прямо или косвенно в любом бизнесе, который находится в прямой конкуренции с бизнесом работодателя в течение двух (2) месяцев с даты расторжения настоящего Договора. Это ограничение может быть снято, если Работодатель удостоверится в том, что Работник не находится «в конфликте» с компанией, когда переходит на новую работу.

Я высказал возражения по этой части — и меня пригласили поговорить с директором. Оговорка в контракте не очень ограничена по сфере применения, хотя ограничена разумным сроком (два месяца).

Тем не менее, я высказал свою озабоченность.

Директор сказал: «В Новой Зеландии это всё равно не действует», а затем: «Может мы просто удалим этот пункт для вас?» Позже на той неделе я получил версию контракта без данного пункта и сразу подписал бумагу.

В 2016 году мне попалось соглашение о неконкуренции в контракте кадрового агентства Apex. Рекрутера сказал, что у них были ситуации, когда у потенциальных сотрудников возникали несогласия со стандартным контрактом, и что юротдел не допустит никаких изменений. Затем она попыталась убедить меня, что следующее заявление не является соглашением о неконкуренции:
9. В течение шести (6) месяцев после окончания последнего задания Контрактного работника для Клиента, этот Работник не имеет права совершать какие-либо действия для этого Клиента, которые одинаковы или по существу аналогичны деятельности, осуществлявшейся Контрактным работником для Клиента, когда он был нанят Apex — в качестве работника или подрядчика от любой другой компании, которая занимается наймом сотрудников для оказания услуг на временной основе в интересах сторонних предприятий и, следовательно, является конкурентом Apex. Настоящий пункт 9 не применяется к Контрактным работникам, проживающим в Калифорнии или Северной Дакоте.

Несмотря на заявление рекрутера, вышеуказанный пункт очевидно представляет собой соглашение о неконкуренции. На это ясно указывает тот факт, что он не применяется к жителям Калифорнии, где такие соглашения незаконны. Пришлось оспорить его.

Хотя я испытывал нехватку средств после долгого зарубежного путешествия, но всё равно чувствовал дискомфорт, подвергая риску своё базовое право на труд. Но рекрутер предложил дополнительное соглашение, подписанное директором, снимающее любые рабочие ограничения с моего контракта.

Следующее соглашение фактически аннулирует пункт о неконкуренции:

… Как обсуждалось, вы заключаете контракт с Apex и работаете под руководством в сиэтлском офисе Getty.… Если вы или Getty Images расторгнете договор, Apex Systems Inc. не помешает вам работать по контракту или напрямую через любое конкурирующее кадровое агентство. У вас, Сумита Ханны, не будет никаких ограничений на работу после увольнения, кроме работы в Getty Images под руководством через другое кадровое агентство. …

Так что технически я всё-таки подписал контракт с соглашением о неконкуренции, хотя у меня было отдельное соглашение, которое фактически аннулировало его. Со временем становится всё труднее занимать бескомпромиссную позицию в отношении таких соглашений. Следующие пункты вошли в соглашение о неконкуренции от компании SpringCM:

1e. Ограничение на Вмешательство в Отношения с Работниками. В течение работы Работника на Компанию и в течение 1 (одного) года после расторжения Договора (по любой причине) Работник не должен прямо или косвенно обращаться или нанимать любого сотрудника Компании для любого вида занятости, консультационных или иных видов работ с Работником или любым другим лицом. Работник не должен никоим образом поощрять такого работника Компании или любой из дочерних и аффилированных компаний, расторгнуть трудовые отношения с Компанией.……

g. Предупреждение.

Во время работы в SpringCM и в течение двух (2) лет после этого Работник обязуется: (a) предоставлять компании письменное уведомление по крайней мере за тридцать (30) дней до начала работы на Конкурента или участия в Конкурирующей Деятельности; (b) предоставлять Компании достаточную информацию о своей новой должности, чтобы Компания могла определить, могут ли действия Работника на новой должности привести к нарушению настоящего Соглашения; и (с) в течение тридцати (30) дней с момента обращения Компании принять участие в переговорах через посредника или лично для обсуждения и/или решения любых вопросов, возникающих в связи с новой должностью. Работник несёт ответственность за все косвенные убытки, вызванные непредоставлением компании уведомления, предусмотренного этим пунктом.

Это совершенно странный договор, так как включает в себя не только соглашение о неконкуренции на один год, но и требует от сотрудника просить разрешения на работу с конкурирующей компанией в течение двух лет после ухода! В каком вывернутом мире кто-то вообще считает этичным или моральным требовать от человека в свободном обществе просить разрешения работать на кого-то другого? Их HR-представитель сказал, что для изменения соглашения требуется одобрение генерального директора, что произошло всего один раз за последние шесть лет. В итоге я ушёл из этой компании.

Ещё хуже, что многие неконкурирующие компании часто просят потенциальных сотрудников раскрыть все свои соглашения о неконкуренции с другими компаниями. Они спрашивают, подписывали ли вы ранее такое обязывающее соглашение, а затем просят заключить другое аналогичное соглашение. Пример можно увидеть ниже в предложении о работе, которое мне прислала компания Rally Health.

10. Отсутствие Противоречивых Обязательств.
Я заявляю, что выполнение мною условий настоящего Соглашения и моя работа не нарушают и не будут нарушать никакого соглашения между мной и любым другим работодателем, клиентом, физическим или юридическим лицом. Я не заключал и не буду заключать никаких соглашений в письменной или устной форме, противоречащих настоящему Соглашению.

Когда я искал работу в Чикаго, две компании предложили мне работу с соглашением о неконкуренции в трудовых договорах, которые их юристы отказывались удалить или изменить каким-либо образом. В прошлом пять разных компаний предлагали мне договоры с таким пунктом.

Когда я обращал на него внимание, все они изменяли документ, обычно без всяких проблем.

Сейчас мне кажется, что даже при желании я не имею права подписать пункт о неконкуренции — просто из уважения ко всем предыдущим работодателям, которые выслушивали моё мнение и помогали достичь полюбовного компромисса.

Я отказался от обоих предложений и в конечном итоге согласился на работу, которая включала в себя соглашение о неконкуренции, но они согласились изменить этот пункт, чтобы он не действовал после увольнения.

Игнорирование cоглашения

Что касается соглашения о неконкуренции на новой работе, несколько друзей говорили мне: «Я их подписываю, но затем просто игнорирую». Обращение с трудовым договором как с EULA на iTunes или соглашениями мобильных приложений, вероятно, не самый мудрый вариант. Один мой хороший университетский друг как-то пытался уволиться после двух лет работы.

Он хотел принять предложение от другой рекламной и маркетинговой компании. Та прямо спросила, подписал ли он соглашение о неконкуренции с нынешним работодателем. Он ответил положительно, и это не позволило ему перейти на другую работу. Даже если закон не исполняется, большинство компаний просто не будут рисковать.

Потенциальный судебный иск — никогда не лучший вариант при найме нового сотрудника.

Защита интеллектуальной собственности

Некоторые компании будут утверждают, что такие соглашения необходимы для защиты их инвестиций и интеллектуальной собственности. Это просто неправда.

При приёме на работу инженеры часто обязаны подписать соглашение о неразглашении (NDA), соглашения по авторским правам, патентам, соглашения о непереманивании клиентов и бесчисленные иные соглашения, которые гарантируют, что все работы сотрудника принадлежат исключительно компании.

Соглашения о неконкуренции — это способ показать, что активы компании как будто выходят за рамки собственности и распространяются на самого человека, словно трудовой контракт даёт компании права на навыки сотрудника и обязательную лояльность.

Когда Uber наняла Энтони Левандовски, то Alphabet, материнской компании для Google, не пришлось полагаться на соглашение о неконкурентоспособности, чтобы обвинить Uber в краже интеллектуальной собственности на технологию автопилота. Проживая в Калифорнии, Левандовски мог после увольнения свободно работать на прямого конкурента Waymo (дочерняя компания Alphabet).

В стартап-столице мира это имеет смысл, если инженер чувствует, что в отсутствие ограничений нынешнего работодателя способен создать лучший продукт. Такое разрешение конкуренции может способствовать инновациям, но оно требует, чтобы инженеры стёрли всё из памяти.

Оно не позволяет физическому лицу напрямую красть активы, созданные во время работы по договору, и перепродавать их, в чём Waymo обвиняет Левандовского.

У нас нет профсоюзов

Многие известные мне инженеры готовы подписать соглашение о неконкуренции, если оно узко сформулировано.

Лично я никогда не покидал ни одну компанию для работы на конкурента, поэтому у меня чисто моральные убеждения против таких соглашений. Неконкуренция, по сути, ставит потенциального работника в долговую зависимость.

Если соглашение узко сформулировано, то можно сказать, что это ограниченная форма долга. Но всё равно долг.

Так что же такое долг? Долг — это лишь извращённое обещание. Это обещание, искажённое расчётом и насилием. Если свобода (настоящая свобода) состоит в способности заводить друзей, то она обязательно должна подразумевать и способность давать настоящие обещания. Какие обещания могут давать друг другу поистине свободные мужчины и женщины? Тут нам даже сказать нечего.

Вопрос скорее состоит в том, как нам добраться до места, откуда мы сможем это выяснить. И первым шагом на этом пути станет признание, что в самом широком понимании вещей никто не имеет права называть нашу подлинную стоимость, так же как никто не имеет права говорить нам, что мы на самом деле должны.

«Долг: Первые 5000 лет истории», Дэвид Гребер

Одной из главных сущностей капитализма является свобода. В частности, работники должны иметь право свободно решать, кому они отдадут своё время и ресурсы. Соглашения о неконкуренции ставят под угрозу это базовое право. Работодатель и так уже владеет всеми работами и правами на интеллектуальную собственность работника.

Права работодателя должны ограничиться произведённой работой, а не распространяться на фактические знания или навыки человека. С чисто капиталистической точки зрения соглашения о неконкуренции являются весьма антиконкурентными.

Я говорил некоторым работодателям, что подпишу соглашение о неконкуренции только в том случае, если компания выплатит мне полную заработную плату за один год, в течение которого действует это соглашение. Если это звучит безумно, то же самое можно сказать и о самом соглашении о неконкуренции.

Работники технологической отрасли и так уже передали своим компаниям многие права в области копирайта, патентов, изобретений и интеллектуальной собственности. Согласие столь многих инженеров подписывать соглашения о неконкуренции вредит нашей отрасли. У таких документов есть свойство подавлять инновации — и это одна из причин, почему они запрещены в Калифорнии, стартап-столице мира.

Я программист. У нас нет профсоюзов, и мы не заключаем коллективные сделки. Базовые права трудящихся — наша ответственность, и отказ от подписания соглашений о неконкуренции имеет важное значение для защиты нашего права на труд.

К лучшим публикациям Хабра за сутки

Источник: https://zen.yandex.ru/media/habr/pochemu-ia-ne-podpisyvaiu-soglasheniia-o-nekonkurencii-5df484b85d6c4b00b8baacfb

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.