Висяк на Чикатило и расстрел невиновных. Кто убил Лену Закотнову? – Политика в Рашке

Содержание

История самого запутанного преступления СССР. Кто убил школьницу?

Висяк на Чикатило и расстрел невиновных. Кто убил Лену Закотнову? – Политика в Рашке

22 декабря 1978 года в городе Шахты произошло жестокое преступление, всколыхнувшее город. Была изнасилована и жестоко убита девятилетняя школьница Елена Закотнова. Это преступление стало одним из самых сложных случаев в истории советской криминалистики.

За его совершение в разные годы осудили двух человек, одним из которых был маньяк Андрей Чикатило. Однако позднее суд снял обвинения с этих людей. По удивительному стечению обстоятельств два жестоких убийцы оказались в одном месте в одно время, причём улики и свидетельские показания имелись против обоих.

Но кто из них ответственен за жестокое убийство школьницы? И мог ли его совершить кто-то третий?

Фото © Wikipedia, Shutterstock

Днём 22 декабря ученица второго класса школы № 11 Елена Закотнова не вернулась из школы домой. 24 декабря её тело было обнаружено под Грушевским мостом.

В 150 метрах от неё был найден школьный ранец с учебниками и тетрадками. На теле девочки обнаружили несколько ножевых ранений, следы удушения, а также повреждение половых органов.

Перед смертью жертву изнасиловали. Глаза ребёнка были завязаны шарфом.

В число возможных подозреваемых в совершении этого преступления попали два человека: Александр Кравченко (живший в непосредственной близости от места преступления и ранее судимый за похожее преступление) и Андрей Чикатило (который незадолго до преступления приобрёл на той же улице дом-мазанку, куда позднее будет заманивать некоторых жертв).

25-летний Александр Кравченко был задержан милицией по подозрению в убийстве. Его дом стал ближайшим к месту события, а в его прошлом уже было ужасающее своей жестокостью преступление, за которое он получил сравнительно небольшой срок только благодаря несовершеннолетию.

В 1970 году семнадцатилетний Кравченко заманил домой десятилетнюю девочку, изнасиловал её и убил. Поскольку несовершеннолетние в то время не могли получить наказание более десяти лет, он отделался сравнительно лёгким наказанием за такое преступление. А шесть лет спустя и вовсе был условно-досрочно освобождён.

Фото © Shutterstock, Public Domain

За два года на воле Кравченко обзавёлся семьёй и вроде бы завязал с криминалом, работая штукатуром. Жена и её подруга подтверждали, что весь вечер 22 декабря Кравченко провёл в их компании у себя дома.

Поэтому его отпустили без предъявления обвинений. Но через месяц Кравченко неожиданно совершил мелкую кражу. Однако следователей интересовала не кража, а убийство девушки. Кравченко две недели отказывался в нём признаваться, а в феврале 1979 года написал явку с повинной.

Но на суде он от неё отказался, заявив, что следователи оказывали на него и супругу сильнейшее давление. Жене угрожали, что если она не даст нужных показаний, то её сделают соучастницей, а самого подозреваемого по заданию милиционеров якобы избивали сокамерники.

Первоначально областной суд приговорил его к смертной казни. Однако позднее Верховный суд вернул дело на доследование. Затем приговор был изменён на 15 лет лишения свободы.

Потом дело вновь было отправлено на доследование. Эта эпопея продолжалась на протяжении трёх лет, пока Ростовский областной суд с третьего раза не приговорил Кравченко к смертной казни.

Через несколько месяцев он был расстрелян.

Против Кравченко существовало несколько улик. Во-первых, в прошлом он уже совершал аналогичное жестокое преступление. Тогда он после изнасилования и убийства выколол жертве глаза, теперь завязал их шарфом.

Во-вторых, на кофте Кравченко и жертвы были обнаружены одинаковые частицы растений, произраставших на берегу речки, где произошло преступление. В-третьих, на кофте Кравченко было найдено пятно крови, которое совпало с группой крови жертвы.

В-четвёртых, обнаруженная на месте преступления сперма совпадала с группой крови самого Кравченко.

Однако были и аргументы против. Кравченко несколько раз категорически отказывался от признательных показаний, утверждая, что дал их под давлением. Первоначальные свидетельские показания жены и её подруги также не стыковались с версией о его причастности к убийству.

Кроме того, в деле были свидетельские показания подруги убитой школьницы. Она рассказала, что девочка на протяжении нескольких дней встречалась с неким “дедушкой”, который угощал её жевательными резинками. В день убийства она тоже уехала на встречу с этим “дедушкой”.

Даже учитывая несколько искажённое представление о возрасте у маленьких детей, 25-летнего молодого мужчину они вряд ли назвали бы дедушкой, скорее, дяденькой. А вот 42-летний Чикатило, вдобавок выглядевший старше своих лет, вполне мог оказаться тем самым “дедушкой”.

Андрей Чикатило считался вторым подозреваемым после Кравченко. Одна из женщин сообщила милиции, что видела жертву, идущую по улице с мужчиной средних лет. С её слов был составлен фоторобот, а позднее свидетельница даже опознала Чикатило.

Другая свидетельница, жившая неподалёку от тайного убежища Чикатило, утверждала, что вечером 22 декабря в доме горел свет, что случалось очень редко.

На допросе Чикатило утверждал, что действительно редко наведывается в дом, но 22 декабря его там не было.

Свет в окнах он объяснил тем, что за несколько дней до этого посещал мазанку, но там не было электричества, поэтому он ушёл, оставив выключатель включённым. Позднее свет дали, он горел несколько дней, пока Чикатило не вернулся в дом.

В силу возраста ребёнок мог воспринимать его как пожилого человека, и Чикатило мог быть тем самым “дедушкой”, про которого говорила подруга жертвы. Тем более что Чикатило всегда старался установить контакт с будущими жертвами.

Вскоре Кравченко дал признательные показания по делу об убийстве, Чикатило был отпущен. Только зимой 1990 года, после задержания жестокого маньяка, к этой кровавой истории вновь вернулись и посмотрели на неё под другим ракурсом.

Следователь по делу Чикатило Исса Костоев был уверен, что убийство Елены Закотновой совершил Чикатило и именно с него начался кровавый путь маньяка. Против Чикатило было несколько свидетельских показаний, а его алиби основывалось исключительно на рассказах жены. Но ведь и жена Кравченко поначалу утверждала, что супруг в тот вечер был дома.

Фото © Getty Images, Wikipedia

После задержания Чикатило признал вину в убийстве Закотновой. Правда, он давал весьма противоречивые показания. Маньяк хорошо помнил подробности большинства убийств, но в данном случае был весьма немногословен и не вспомнил никаких подробностей. Он всё время путался. Складывалось впечатление, что детали преступления он узнавал только из наводящих вопросов следователей.

В итоге приговор по делу Кравченко был отменён, а на суде Чикатило было предъявлено обвинение в совершении в том числе и этого преступления. Но во время суда маньяк, признававший даже большее количество убийств, чем в итоге было доказано, наотрез отказался признавать именно это убийство школьницы.

Почерк убийства в целом совпадал с остальными преступлениями маньяка. Он душил жертв или бил их ножом, часто выкалывал глаза. Однако была одна деталь, которая заставила усомниться в причастности маньяка к этому преступлению. Сперма насильника и убийцы не совпадала с группой крови Чикатило.

Возле мазанки, в которой, по словам Чикатило, он убил девочку, были найдены следы крови. Однако на экспертизе выяснилось, что кровь принадлежит не человеку, а животному.

При повторном опросе свидетельницы, запомнившей девочку вместе с мужчиной, похожим на Чикатило, выяснилось, что она видела его не 22 декабря, когда произошло убийство, а двумя днями ранее.

Первоначально суд признал Чикатило виновным во всех убийствах. Однако при пересмотре дела в Верховном суде обвинение в убийстве Елены Закотновой с Чикатило было снято в связи с недостатком улик.

Фото © ТАСС / Егоров Василий, Стужин Алексей

https://www.youtube.com/watch?v=JmBgGckzN7g

Но если и Кравченко, и Чикатило были признаны невиновными в убийстве школьницы (хотя здесь нельзя исключить судебной ошибки), то кто же мог его совершить? В деле был и третий подозреваемый, однако расследование в его отношении не проводилось в связи с самоубийством мужчины.

В конце декабря 1978 года работник Шахтинского трамвайного парка Анатолий Григорьев на новогодней вечеринке в депо рассказал сослуживцам, что это он убил девочку, про которую писали в газетах. Однако коллеги знали Григорьева как человека, который в нетрезвом виде сочинял самые невероятные небылицы, и не поверили ему.

Протрезвев, Григорьев перепугался, что наговорил лишнего, и уехал к дочери в Новочеркасск. Там он несколько дней беспробудно пьянствовал и 8 января покончил с собой, оставив предсмертную записку. В ней он утверждал, что не убивал ребёнка и оклеветал себя в невменяемом состоянии.

Григорьеву было 50 лет. Теоретически он больше всех остальных подозреваемых подходил под определение “дедушки”, о котором говорила подруга убитой.

Кроме того, последний раз свидетели видели девочку на трамвайной остановке, а Григорьев как раз был работником трамвайного парка.

Однако в связи с самоубийством Григорьева и арестом Кравченко никаких следственных мероприятий в его отношении не проводилось.

Дело об убийстве Елены Закотновой стало одним из самых сложных и запутанных в истории советской криминалистики. Два человека были осуждены за убийство школьницы, но затем оправданы при пересмотре дела.

В отношении каждого из подозреваемых имелись улики и аргументы как в пользу их причастности, так и против.

Несколько судебных заседаний, прошедших в 70-е, 80-е и 90-е годы, так и не дали чёткого ответа на вопрос, кто же на самом деле совершил это жестокое преступление.

Источник: https://life.ru/p/1262303

Возвращение смертной казни: кого расстреляли вместо Чикатило?

Висяк на Чикатило и расстрел невиновных. Кто убил Лену Закотнову? – Политика в Рашке

Это вопрос, на который у правоохранителей и спустя почти 40 лет нет единодушного ответа.

Дело, с которого принято начинать отсчёт злодеяний Чикатилло – убийство Елены Закотновой – вызвало большой резонанс в обществе. В пределах досягаемости сотрудников милиции оказался просто идеальный подозреваемый – уголовник Александр Кравченко.

Он ранее был осужден за изнасилование и убийство ровесницы Елены, но избежал расстрела из-за того, что был несовершеннолетним.

Осуждённый на 10 лет, Кравченко отбыл в колонии только 6, а затем был выпущен и отправлен до конца срока на исправительные работы.

Сам Кравченко многократно то признавался в совершении преступления, то отказывался от своих признаний. Рассмотрение дела сильно затянулось, смертный приговор был сначала заменён на 15 лет лишения свободы, потом, под давлением общественности и родственников убитой, вновь утверждён. 5 июля 1983 года Кравченко был расстрелян. Но убийства продолжались.

Когда Чикатило всё-таки арестовали, во время следственного эксперимента на месте убийства Закотновой он плохо ориентировался, плохо помнил детали происходившего (хотя в принципе обладал хорошей памятью). Не казались надёжными и показания единственной свидетельницы – она не узнала Чикатило на первом опознании.

Кстати. В 1991 году Президиумом Верховного суда РСФСР приговор в отношении Кравченко был отменен.15 октября 1992 года при оглашении приговора Ростовский областной суд признал Чикатило виновным в убийстве 52 человек, в том числе и Елены Закотновой. В 1994 году Чикатило был расстрелян. Но к моменту казни суд отменил приговор по делу Закотновой, и Чикатило был признан невиновным по этому эпизоду. Таким образом, и Александр Кравченко, и Андрей Чикатило признаны невиновными в убийстве Елены Закотновой. Никто более не привлекался виновным по делу Елены Закотновой, и дело на протяжении уже 40 лет не раскрыто.

Трагичная развязка истории с Лизой, к сожалению, начинает использоваться для дешевого пиара. Госдеп Евгений Примаков и саратовский омбудсвумен Татьяна Загородняя со своих должностей, играя на эмоциях людей, призывающих линчевать насильника, громогласно требуют восстановления смертной казни. Хотя все прекрасно понимают, что при нынешней правоохранительной и судебной системе невиновных пострадает много

Евгений Примаков

Депутат Госдумы Евгений Примаков считает, что “такое наказание можно применять за насильственные преступления против детей и беспомощных, терроризм, предательство родины и коррупцию в угрожающих стране размерах, что равнозначно предательству”.

На возвращении смертной казни за совершение тяжких преступлений настаивает депутат Госдумы от Саратовской области Ольга Алимова (КПРФ):

« Если бы смертная казнь карала педофилов, убийц, насильников, террористов, то горе не приходило бы в наши дома. Заигрались в демократию и толерантность. Вернуть смертную казнь в Россию»,— написала Ольга Алимова в .

По словам секретаря ЦК КПРФ Сергея Обухова, в партии «согласны» с позицией парламентария.

К слову, многих граждан обуял самый настоящий психоз. Одни требуют суда Линча, другие – снести гаражи, третьи – создания мемориала на месте гибели девочки, четвертые – отмены моратория на смертную казнь.

Причем, этот психоз передался власть имущим, которые начали наперебой выражать соболезнования, объявлять о сборе помощи, чтить память неизвестного им ребенка минутой молчания.

Даже церковь решила на этом хайпануть – сам саратовский митрополит вызвался провести панихиду по ребенку.

Какой бы горькой правда ни была, но завтра психоз пройдет и все за своими делами или новыми громкими скандалами забудут про это убийство. Жестокое, но в общем-то рядовое. Оно ничуть не страшнее недавнего убийства молодой саратовчанки, которой её знакомый студент нанес 134 удара ножом.

Так что там с отменой отмены смертной казни?

В Кремле заявили, что не обсуждают и не собираются обсуждать этот вопрос.

И в этом есть резон.

Кстати. РФ смертная казнь законодательно не отменена. С 1996 года, с момента вступления страны в Совет Европы, в России действует мораторий на применение такой меры наказания преступников, ее альтернативой является пожизненное заключение. Отмена моратория означает исключение России из цивилизованного сообщества. Что, впрочем, не мешает тому же сообществу считать “своими” США, где смертная казнь не отменена.

Проблема не только в том, что возможны судебные ошибки, как в примере с Кравченко и Чикатилло. Эти ошибки страшны и тем, что людей расстреливают за то,чего они не совершали, и тем. что настоящие убийцы остаются безнаказанными.

Проблема вот в этих словах, который сейчас, на волне хайпа, произносят сторонники возврата к смертной казни:

” такое наказание можно применять за насильственные преступления против детей и беспомощных, терроризм, предательство родины…”

В одноклассниках

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cab82da84805b00aef6cbb6/vozvrascenie-smertnoi-kazni-kogo-rasstreliali-vmesto-chikatilo-5da2a738b477bf00b1ca7d89

Убийство советской школьницы, за которое казнили двоих, но убийцу так и не нашли

Висяк на Чикатило и расстрел невиновных. Кто убил Лену Закотнову? – Политика в Рашке

Дело об убийстве ростовской школьницы 1978 года стало одним из самых противоречивых в истории советской криминалистики. Многие считают, что казнили невиновных.

Первый подозреваемый

9-летняя Елена Закотнова исчезла 22 декабря 1978 года. 24 декабря в городе Шахты Ростовской области, рядом с мостом через реку Грушевку, было обнаружёно её изуродованное тело. Экспертиза показала, что неизвестный жестоко изнасиловал ребенка, а потом нанес малышке три удара ножом и задушил.

Убийство ребёнка, да ещё такое изуверское, в те времена вызывало шок и народное возмущение. А посему требовало немедленного раскрытия. Начальство всех мастей стучало кулаком по столу, давило на следствие. На убийство в маленьком райцентре бросили одного из опытнейших местных сыщиков – старшего следователя Ижогина, который быстро определился с главным подозреваемым.

Милиция задержала 25-летнего местного жителя Александра Кравченко, который ранее уже отбывал срок за похожее злодеяние. Восемь лет назад, в 1970-м он, сам еще подросток, изнасиловал и жестоко убил 10-летнюю соседскую девочку. За такое его могли поставить к стенке. Но юный возраст спас, ему дали «десятку». Он вышел через шесть добывать наказание на исправительных работах.

Помимо похожего случая против Кравченко был и тот факт, что жил он совсем рядом с местом, где было найдено тело Лены Заотновой. Здесь было мало жилья, немноголюдно, и, по мнению сыщиков, Кравченко вполне мог совершить свое злодейство и остаться при этом незамеченным.

Казалось, дикое преступлнеи на самом деле уже раскрыто. Но у подозреваемого неожиданно нашлось алиби. Причем, тройное. Примерно в то время, когда, по версии экспертов убивали школьницу, тот по дороге с работы заходил в гости к приятелю. Да и супруга Кравченко подтвердила, что вернувшись со смены, муж из дома до утра не выходил.

Конечно, зачастую муж и жена одна сатана. Однако, и тут следствию не повезло. К Глаине в тот вечер заглянула на «огонек» подружка Татьяна Гусакова, которая видела, Александр вернулся домой. А когда он почти в полночь уходила из гостей, тот все еще был в своей комнате. К тому времени маленькая Лена уже была мертва.

Подозреваемый тот же, обстоятельства новые

Следствие по делу Елены Закотновой все еще искало убийцу, когда Кравченко попал в милицию по новому кругу. Это случилось уже в конце января 79-го. Кравченко поймали на мелкой краже у соседа.

И вот здесь кто-то из сыщиков выдвинул версию – а вдруг бывший уголовник использует старый трюк, пожелав сесть за небольшое преступление, чтобы уйти от наказания за более тяжелое злодеяние? Тем более, кража была совершена небрежно, краденные вещи нашли в доме у Кравченко чуть ли не на самом виду. На бывалого урку это не похоже.

Следователи решили «крутить» Кравченко снова по делу об убийстве школьницы. А заодно занялись и его супругой, которая тоже подозревалась в соучастии в краже. Женщину припугнули, сказав ей, что её подозревают и в соучастии в убийстве Лены. И та быстро поменяла свои показания относительно алиби мужа. Спустя сутки тоже самое сделала и вторая свидетельница – Татьяна Гусакова.

Это было давно, о каком-то давлении со стороны следователей говорить достоверно едва ли можно. Но все наводит на мысль, что и без этого не обошлось.

Тем менее, в феврале Кравченко написал признание в убийстве девочки. А в начале марта от показаний откажется, заявив, что его заставили обличить себя.

Потом он снова сознается, а спустя несколько месяцев, уже на суде в очередной раз от своих слов откажется.

Так будет еще не раз, однако, судьба Кравченко для фемида уже была, похоже, ясна. 16 августа 1979 года Ростовский областной суд приговорил Кравченко к смертной казни, хотя тот по-прежнему твердил о своей невиновности и о том, что показания у него выбили.

Приговор был обжалован и в ноябре 1979 года Верховный Суд РСФСР вернул дело на доследование. В декабре уже 1980 года коллегия Верховного Суда РСФСР отменила смертный приговор Александру Кравченко, ожидавшего решения своей судьбы в камере смертников. Остался лишь срок за кражу, правда, нереально огромный. За украденное у соседа старое тряпье мужчина получил 15 лет колонии строгого режима.

Но даже такой расклад не устроил родственников погибшей девочки. Теперь уже они принялись оспаривать слишком мягкий для убийцы приговор. Уголовное дело ещё дважды возвращалось судом на дополнительное расследование, отменяя предыдущие решения.

В деле было много белых пятен, показания Кравченко постоянно путались. Отдельные следователи предлагали расширить следствие и, перестав зацикливаться на одном Кравченко, начать проверять и других возможных подозреваемых. Но этого сделано так и не было.

23 марта 1982 года Ростовский областной суд, в третий раз рассмотрев дело, снова приговорил Кравченко красстрелу. В мае того же года коллегия Верховного Суда РСФСР оставила приговор без изменения. В ноябре 1982 года ходатайство приговоренного было отклонено во всех самых высших инстанциях, а 5 июля1983 года Кравченко был расстрелян.

Маньяк оправдал расстрелянного «убийцу»

В восьмидесятые годы по ростовской земле прошла волна других жестоких убийств, сопряженных с изнасилованиями. С 1981 года по 1990 год погибли более полусотни женщин и детей, многих находили в лесополосах недалеко от «железки». Стало ясно, что это дело рук маньяка, поэтому о Кравченко уже все забыли. Но, как потом оказалось, вспомнить о нем еще придется, и не раз.

В декабре 1985 года началась знаменитая операция «Лесополоса», пожалуй, самое масштабное оперативное мероприятие, когда-либо проводившееся советскими правоохранительными органами. За время ее проведения были проверены сотни тысяч человек, а правоохранители использовлаи даже авиацию для патрулирования окрестных железнодорожных станций, путей и лесов.

Специальную оперативную группу, занимающуюся делом убийцы из лесополосы, возглавлял опытный сыскарь Виктор Бураков. Но все равно маньяк был задержан лишь 20 ноября 1990 года. Звали его Андрей Чикатило.

Спустя неделю он уже начал давать показания, признаваясь в одном убийстве за другим – в том числе, в убийстве Елены Закотновой. Вот тогда и вспомнили о Кравченко. Сыщики подготовили материалы для отмены приговора в его отношении. Однако, тогда Верховный суд счел факты не убедительными.

Параллельно с этим шло расследование остальных убийств Чикатило, но самому первому эпизоду было уделено самое большое внимание. В 1991 году после долгой и тяжёлой следственной работы и трех судебных отказов приговор по делу Кравченко все-таки был отменен. Хотя, конечно, ему самому это уже никак помочь не могло.

Осудили, расстреляли – но доказали не всё.

Андрей Чикатило был обвинён в 53 убийствах. Убийство Елены Закотновой тоже вошло в список его злодеяний. Хотя при этом многие отмечали, что именно по этому преступлению подсудимый в своих показаниях путался больше всего.

А потом и вовсе случился скандал. На одном из судебных заседаний, которое проходило 21 апреля 1992 года, Чикатило отказался от своей причастности к убийству Елены Закотновой.

Скандал усугублялся тем, что отдельные чиновники уже поспешили послать рапорты «наверх» о том, что в деле об убийстве шахтинской школьницы, наконец-то, поставлена точка.

Ведь когда выяснилось, что расстрелянный Кравченко не убивал девочку, под многими тогда зашатался «стул».

Дальше – больше. Вскоре, уже при оглашении обвинительного заключения по делу Чикатило один из двух гособвинителей А. Куюмджи наотрез отказался обвинять того в убийстве Елены Закотновой, считая, что по этому преступлению его вина не доказана. Но мельницу правосудия уже не мог остановить один-единственный правдолюб. Слишком принципиального прокурора быстро заменили другим.

15 октября 1992 года при оглашении приговора Ростовский областной суд признал Чикатило виновным в убийстве 53 человек, в том числе и Елены Закотновой. Это заставило многих вздохнуть с облегчением.

В 1994 году Чикатило расстреляли. Однако, уже после казни суд отменил приговор по делу Закотновой, и Чикатило посмертно был признан невиновным по этому эпизоду. Таким образом, и неисправимый преступник Александр Кравченко, и жестокий маньяк Андрей Чикатило, по мнению суда, Елену Закотнову не убивали.

Но, видимо, от бесконечного расследования по этому делу устали все. И на «земле» и наверху. Конечно, оно было возобновлено по вновь открывшимся обстоятельствам. Но никто так больше и не привлекался виновным или подозреваемым по делу 9-летней шахтинской второклассницы Елены Закотновой. А это значит, что дело на протяжении уже сорока с лишним лет так и считается нераскрытым…

Источник: https://www.infox.ru/usefull/288/217026-neraskrytoe-ubijstvo-sovetskoj-skolnicy-za-kotoroe-kaznili-dvoih

Лже-Чикатило. Люди, по ошибке расстрелянные в СССР за преступления маньяков

Висяк на Чикатило и расстрел невиновных. Кто убил Лену Закотнову? – Политика в Рашке

Быть или не быть смертной казни? Эта дискуссия ведется с давних пор. Одним из главных аргументов противников смертной казни является простая мысль – в случае судебной ошибки убитого человека уже не вернуть. “Умный журнал” вспоминает ряд громких преступлений, за которые в Советском Союзе были расстреляны люди, в действительности не имевшие отношения к этим злодействам.

Смертная тень образцового труженика

Серийный убийца Николай Фефилов “промышлял” в Свердловске (теперь – Екатеринбург). В 1982-1988 годах его жертвами стали семь девочек и женщин.

В народной памяти расследование этих преступлений осталось образцом предубеждений социалистического общества.

Находя трупы изнасилованных и задушенных молодых девушек, следствие якобы даже не смотрело в сторону добропорядочных, никогда не привлекавшихся и уважаемых на работе людей, к числу которых относился Фефилов.

Считалось, что подобные преступления могут совершать только люди с явными умственными отклонениями. Именно такой человек и попался в тот раз в жернова советского правосудия.

Уже после первого убийства, совершённого Фефиловым – 29 апреля 1982 года была изнасилована и задушена ученица 5-го класса Елена Мангушева – следствие в кратчайшие сроки определило подозреваемого.

7 мая в деле появились признательные показания некоего Георгия Хабарова.

Хабаров имел отклонения в умственном развитии, ранее учился во вспомогательной школе и состоял на учете в психоневрологическом диспансере с лёгкой степенью олигофрении. Кроме того, он был судим за грабеж и отбыл три года в местах лишения свободы.

Вдобавок к крайне невыгодной биографии, Хабарову ещё и сильно не повезло. 5 мая, через шесть дней после обнаружения первой жертвы Фефилова, он был задержан по заявлению жительницы Свердловска о покушении на её изнасилование.

Признательные показания Хабарова по убийству Мангушевой, как и весь дальнейший ход дела, вызывали сомнения даже у местных сотрудников правоохранительных органов. Вот что говорил по этому поводу следователь прокуратуры Верх-Исетского района Свердловска Тихомиров А.С., расследовавший дело Хабарова по первоначальному обвинению в покушении на изнасилование:

“От Хабарова у меня осталось впечатление как об умственно отсталом человеке. Рассказать в свободной форме те обстоятельства, которые я у него выяснял, он не мог. Он фактически все подтверждает. Спросишь его об одном — Хабаров подтверждает.

Спросишь об этом же, но по-другому задашь вопрос — Хабаров подтверждает совсем другое… В ходе допроса у нас зашел разговор об убийстве. Я спросил его, в какой одежде была убитая? Он ответить ничего конкретного не мог.

Я спросил, не была ли девочка одета в желтое платье? Хабаров согласно кивнул головой, мол, да, была одета в желтое платье. Я спросил его: наверно, все-таки ты ошибаешься.

Наверно, она была одета в красное платье? Хабаров опять согласно кивнул головой, подтверждая, что да, мол, была одета в красное платье. Тогда я спросил в третий раз: нет, наверно, она все-таки была одета в зеленое платье? И Хабаров вновь согласно кивнул головой”.

Немногим лучше показаний Хабарова были и показания других свидетелей, “подтверждающие”, что Хабаров находился поблизости от места убийства. Знакомый Хабарова по фамилии Вторых утверждал, что не помнит, видел ли Хабарова 29 апреля, и ссылался на свою коллегу по работе Енкову, которая 29 апреля или в другой день, но накануне убийства, видела Хабарова у ворот гаража ДРСУ.

Допрошенная позднее Енкова показывала, что не может вспомнить, 28 или 29 апреля видела Хабарова. Однако затем Енкова изменила показания и стала утверждать, что видела Хабарова 29 апреля в 15 часов. Правда, при этом говорила, что в то время он был в компании Вторых, и в деталях информации ссылалась на Вторых.

Очные ставки Хабарову с этими свидетелями проведены не были, противоречия по дате и времени не устранялись.

В итоге, основываясь на подобных свидетельствах, а также на проведённой с нарушениями экспертизе крови, Хабаров был признан виновным в убийстве Мангушевой и 27 апреля 1984 года расстрелян.

Расследование преступлений Фефилова изобиловало и другими красочными эпизодами.

Так, по убийству ещё одной девушки, Гульнары Якуповой (отдельные убийства тогда ещё не были объединены в общее дело), был задержан человек, на чьи настойчивые ухаживания Якупова жаловалась подругам – Михаил Титов.

В итоге допросов Титов, также состоящий на учёте в психоневрологическом диспансере, признался не только в убийстве Якуповой, но также взял на себя и ещё одну жертву Фефилова – Наталью Лапшину.

Правда, до детального разбирательства в тот раз не дошло – всего через полтора месяца после ареста Титов с травмами и множественными переломами ребер поступил в тюремную больницу, где скончался.

Своеобразным апофеозом происходившего стал 1987 год. Тогда, после убийства Елены Кук, признательные показания были получены от троих совершенно разных человек!

“Неподобное дело, обморочное, бродят в нем, как в тумане, больные ребята, поспешно кивают головами, со всем соглашаются — им кажется, что так им будет лучше.

Каждый, как ему велено, старательно самого себя уличает, — да никак не получается, готов показать место, где никогда не был и где, будто бы спрятал вещи убитой, которую не убивал, — да нет на земле такого места. Бредут они кто куда, один в тюрьму на мучительную смерть (смерть от руки уголовников — это мученическая смерть), другой на казнь.

И взрослые, ответственные, они тоже тут, входят в этот бредовый мир как в свой, да сами же они его и скроили, все эти дознаватели, следователи, прокуроры, — и вот теперь тут распоряжаются, назначают, кому что говорить и показывать; в их головах свои жалкие расчеты (извлечь максимальную пользу из больных и беспомощных).

А сами они, между прочим, не дебилы и не олигофрены, хотя они-то как раз самые душевнобольные и есть, вывихнутые, извращенные — неизлечимые” – так описывала это дело журналист “Литературной газеты” О. Чайковская.

Сложно сказать, чем бы в итоге завершилось всё происходящее, если бы однажды, благодаря счастливому случаю, Фефилов не был пойман с поличным – его, тащившего труп очередной жертвы, заметил дружинник. До суда серийный убийца не дожил – 30 июля 1988 года его убили собственные сокамерники.

Дело Витебского душителя

Деятельность другого известного маньяка, Геннадия Михасевича, длилась почти вдвое дольше, чем Фефилова. В 1971-1985 годах Михасевич терроризировал территорию Белорусской ССР, убив 36 женщин.

Расследование преступлений Витебского душителя также изобиловало несправедливыми решениями. А фокус работы правоохранительных органов Белорусской ССР был шире, чем у их уральских коллег. “Под колпак” попадали не сумасшедшие, а, по сути, все, на кого падало малейшее подозрение. Впрочем, изначально внимание привлекали, естественно, люди с уголовным прошлым.

Именно таким человеком оказался расстрелянный в 1980 году Николай Тереня.

Не имевший определённого места жительства Тереня был задержан вместе с подругой – Людмилой Кадушкиной. И если Хабаров был приговорён к расстрелу при наличии хоть каких-то улик, то в случае с Тереней признательные показания были, по сути, всем, чем обладал суд. Причём на причастности пары к убийству настаивала именно Кадушкина, Тереня же быстро поменял показания.

Сложно сказать, имел ли здесь место корыстный мотив, но в итоге Тереня был приговорён к расстрелу, а Кадушкина осуждена лишь на десять лет лишения свободы.

Расследования убийств Михасевича изобиловали подобными сомнительными местами. Вообще, после поимки серийного убийцы, последствия выявления нарушений уголовного процесса были значительно громче, чем на уральском процессе по Фефилову.

Мечислав Гриб, возглавлявший оперативно-следственную группу, в итоге задержавшую Михасевича, вспоминает: “Их (наказаний сотрудникам), конечно, было много. Сколько точно, даже не помню. Большинство отделались мерами административного воздействия – выговорами, увольнениями.

Под суд пошли два работника милиции, и то до суда они не дошли, попали под амнистию. Осудили одного прокурора – Валерия Сороку. Сорока отсидел 4 года”.

Гриб утверждает также, что после поимки Михасевича ему намекали, что преступника будет лучше до суда не доводить. “Дескать, все «концы в воду», но мы решили отдать его правосудию. Охраняли, как зеницу ока. Прежде всего, от родственников и знакомых убитых. Невинноосужденных освободили, слепых, больных, кому-то из них купили телевизоры, холодильники, кому-то дали квартиры”.

Всего за период с 1971 по 1985 годы по убийствам Михасевича было проведено 11 судебных заседаний, по итогам которых приговоры получили 14 человек. Многие провели в заключении по несколько лет, а один потерял там зрение и был выпущен, как “не представляющий опасности”.

Тайна убийства Елены Закотновой

История самого известного серийного убийцы в отечественной истории, Андрея Чикатило, изобилует тёмными пятнами. До сих пор не утихают споры, сколько же преступлений он действительно совершил.

Суд доказал, что за действовавшим в 1979-1990 годах в Ростовской области маньяком числятся 52 убийства. Сам Чикатило признавался в 55. По оперативным же данным, количество его жертв переваливает за 65.

С другой стороны, многие до сих пор убеждены, что объединять так называемые “убийства в лесополосах” в одно дело в принципе было абсурдно.

Самой же таинственной из страниц биографии ростовского маньяка является, пожалуй, дело, с которого принято начинать отсчёт его злодеяний – убийство Елены Закотновой.

24 декабря 1978 года в городе Шахты Ростовской области, рядом с мостом через реку Грушевку, был обнаружён труп девятилетней девочки.

На теле нашли следы сексуального насилия, ножевые раны, причиной смерти же было названо удушение.

Подобное преступление требовало немедленной реакции, и в пределах досягаемости сотрудников милиции оказался просто идеальный подозреваемый – уголовник Александр Кравченко.

Кравченко был отъявленным преступником, осуждённым за очень похожее злодеяние. 13 июля 1970 года новоявленный подозреваемый в состоянии алкогольного опьянения изнасиловал и убил 10-летнюю девочку.

Причём сделал это довольно похожим способом – задушил, а у трупа выколол глаза. Избежать смертной казни Кравченко смог лишь потому, что был несовершеннолетним.

Осуждённый на 10 лет, Кравченко отбыл в колонии только 6, а затем был выпущен и отправлен до конца срока на исправительные работы.

Впрочем, в тот раз задержанного быстро отпустили – у Кравченко оказалось алиби, которое подтвердила его жена и знакомая семьи, Гусакова.

Однако менее чем через месяц Кравченко вновь задержали – на этот раз за кражу. Жену подозреваемого пригрозили привлечь за соучастие в краже, и та изменила показания по поводу алиби. А потом угрозами ответственности за дачу ложных показаний заставили изменить свидетельства и Гусакову.

Сам же Кравченко многократно то признавался в совершении преступления, то отказывался от своих признаний. Рассмотрение дела сильно затянулось, смертный приговор был сначала заменён на 15 лет лишения свободы, потом, под давлением общественности и родственников убитой девочки, вновь утверждён. 5 июля 1983 года Кравченко был расстрелян.

В расследовании убийства Закотновой есть ещё один странный момент. 31 декабря, накануне Нового 1979-го года некий Анатолий Григорьев, будучи пьяным, хвастался перед товарищами, что зарезал и задушил девочку, про которую писали в газетах.

Приятели Григорьева, зная склонность того к пьяной болтовне, внимания на эти “откровения” не обратили. Однако для Григорьева всё прошло далеко не так легко. Приехав к дочери в Новочеркасск, он очень переживал, много пил, плакал, клялся, что никого не убивал, а возвёл на себя напраслину.

8 января, дождавшись, когда дочь ушла на работу, Григорьев повесился в туалете.

Убийство же Елены Закотновой, как ни странно, не получило своего окончательно разрешения и после расстрела Андрея Чикатило. Хотя сам маньяк изначально признал себя виновным, впоследствии, на одном из первых же судебных заседаний, он отказался от этого признания (не отрицая виновности в остальных 52 инкриминируемых убийствах).

Кроме того, поведение Чикатило во время следственного эксперимента также вызывало сомнения – он плохо ориентировался на месте предполагаемого преступления, плохо помнил детали происходившего (хотя в принципе обладал хорошей памятью). Не казались надёжными и показания единственной свидетельницы – она не узнала Чикатило на первом опознании.

Обвинительный приговор Чикатило по этому делу был отменён Верховным Судом России в 1993 году. На общую картину это, естественно, повлиять не могло, и 14 февраля 1994 года Чикатило казнили. Однако убийство Елены Закотновой и по сей день остаётся нераскрытым.

Источник: https://www.anews.com/p/80716274-lzhe-chikatilo-lyudi-po-oshibke-rasstrelyannye-v-sssr-za-prestupleniya-manyakov/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.